+7 989 669 15 15



Развитие института государственной охраны в период становления русского централизованного государства




Гребенкин А.Н.

Орловский филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, Россия, г. Орел.

В статье рассмотрен процесс развития государственной охраны в России в XIV-XV вв. Охарактеризованы факторы, способствовавшие усилению роли охраны великого князя, дана оценка правовой базе государственной охраны.

Ключевые слова: Ключевые слова: государственная охрана,Русское централизованное государство,великий князь,рында,Судебник Ивана III.




Библиографическое описание: Библиографическое описание:


Образование Русского централизованного государства сопровождалось гибелью многих князей. Во-первых, отдельные княжества боролись за роль лидера объединительного процесса. Заклятыми противниками были Тверь и Москва, схватившиеся не на жизнь, а на смерть. Во-вторых, после победы Москвы далеко не все князья смирились со своей участью, пытались оспорить лидерство новой столицы и, как правило, гибли. Неспокойно было и в разросшейся семье Рюриковичей – младший сын Дмитрия Донского Юрий не мог спокойно смотреть на то, что престол занял его юный племянник Василий, и начал против него войну; многочисленные братья Ивана III тяготились тем, что старший из них властвует над ними, и стремились обособить свои уделы; Иван III, в свою очередь, запрещал братьям жениться, а в последние годы жизни никак не мог решить, кому завещать престол – сыну от второй жены Василию или взрослому внуку Дмитрию. Побежденных не щадили, княжеская кровь лилась потоками.

Разумеется, в таких условиях жизнь князя должна была охраняться особенно тщательно. Иван Калита сохранял свою, нарочито униженно кланяясь перед монголами и исполняя прихоти ханов и ханш. Его внук Дмитрий Донской на Куликовом поле воевал в доспехах простого дружинника и был найден бесчувственным под горой мертвых тел. Между тем за несколько лет до Куликовской битвы жизни князя Дмитрия угрожала не менее серьезная опасность. В 1373 г. Дмитрий Иванович упразднил в Москве должность тысяцкого (руководителя городского ополчения), которую традиционно занимали представители боярского рода Вельяминовых. Последний тысяцкий Иван Вельяминов, глубоко оскорбленный этим, бежал из Москвы и с тех пор стал злейшим врагом князя, интригуя против него сначала в Твери, а затем и в Орде. В 1378 г., разгромив монголов на реке Воже, ратные люди обнаружили в обозе служившего Вельяминову попа и «обретоша у того попа злых лютых зелий мешок» – яд, предназначенный, очевидно, для Дмитрия Ивановича. В 1379 г., готовясь к решающему столкновению, Мамай отправил Вельяминова в Тверь подговаривать тверского князя нанести в нужный момент удар с тыла. В Серпухове Вельяминов был схвачен, привезен в Москву и 30 августа 1379 г. прилюдно казнен [7, с. 10].

Пожалуй, наиболее поучительным примером того, к чему может привести беспечность в отношении собственной безопасности, является история феодальной войны второй четверти XV в. Об этом более чем красноречиво говорят прозвища главных действующих лиц – Косой и Темный.

Более двадцати лет вел борьбу за московский престол сын старшего сына Дмитрия Донского Василия Дмитриевича Василий II со своими родственниками – дядей Юрием Дмитриевичем и двоюродными братьями Дмитрием Шемякой и Василием Косым. Однажды Василий II отправился на богомолье в Троице-Сергиев монастырь, по дороге получил сообщение о мятеже бояр и готовящемся нападении Шемяки, оставил это известие без внимания и в результате был схвачен и ослеплен (получив прозвище «Темный») [3, с. 111].

Сын Василия II, Иван III, долгое время бывший соправителем при слепом отце, учел его печальный опыт и относился к вопросам безопасности намного серьезнее. Подозрительный и осторожный Иван III жестоко расправлялся с заговорщиками – он не щадил ни родных братьев, ни старшего сына, ни единственного внука [5, с. 62, 65-66, 179]. В январе 1493 г. в Москве казнили нескольких человек, которых обвиняли в государственной измене. Братья Селевины якобы посылали своего человека «з грамотами и с вестми» (т. е. донесениями) к литовскому великому князю Александру (Александр был зятем Ивана Васильевича, однако родственных чувств к тестю не питал); вина князя Лукомского и переводчика Матиаса-ляха (т. е. поляка – А.Г.) была более серьезной: они приняли на себя обязательство «убити или зелием окормити» Ивана III, а польский король Казимир снабдил их ядом, который, однако, был изъят у Лукомского. Таким образом, попытка отравить великого князя была раскрыта на подготовительном этапе [4, с. 32].

Одним из последствий женитьбы Ивана III Васильевича вторым браком на Софье Палеолог было введение при дворе новых церемониалов. Именно в конце XV в. у великого князя появляются так называемые рынды – телохранители-оруженосцы. Ими становились статные, красивые юноши знатного происхождения, имевшие придворные чины стольников или стряпчих. Богато одетые в белое атласное платье, вооруженные серебряными топориками, подобно древнеримским ликторам, рынды сопровождали великого князя во время торжественных приемов и выездов. Во время военного похода рынды носили за великим князем оружие. В подчинении у каждого рынды было по 1–3 подрынды (или податня) – также юноши знатного происхождения; существовала и должность главного рынды. Рынды подчинялись оружейничему, заведовавшему казенной оружейной палатой. Жалованья рынды не получали [2, с. 491-492].

По мере дальнейшего развития дворцово-вотчинной системы управления, существовавшей в Русском централизованном государстве, функции охраны великого князя были закреплены за определенными представителями администрации. Главный дворецкий и подчиненные ему дворские ведали охраной великого князя как в Кремле, так и в других резиденциях, в том числе временных. Во время поездок охраной великокняжеской персоны занимался окольничий, в обязанности которого входило благоустройство пути следования (расчистка дорог, поправка мостов), а также мест, где поезд останавливался на непродолжительное время.

Постепенно складывается корпус служилых людей, обязанных всем великому князю и готовых его защищать. Эти «слуги под дворским» – зарождающееся дворянство – в будущем станет опорой трона и костяком вооруженных сил. Иван III предпринимает первые шаги по созданию некоего прообраза гвардии – после усмирения Новгорода он конфискует у 70 новгородских бояр их земли и переселяет на них 2 000 московских служилых людей. Таким образом, Иван Грозный, учредивший «избранную тысячу», следовал по стопам своего деда, положившего начало созданию военной элиты государства.

Кроме того, Иван III в своем Судебнике впервые упомянул о санкции за покушение на великокняжескую особу. Согласно статье 9 Судебника 1497 г., «государскому убойце», как и другим особо опасным преступникам – поджигателю, крамольнику, церковному вору, «ведомому лихому человеку», – полагалось «живота не дати, казнити его смертнью казнью» [6, с. 40]. Таким образом было положено начало созданию правовой базы государственной охраны.

Большое внимание своей охране уделял и сын Ивана III Василий. Согласно свидетельству С. Герберштейна, посла Священной Римской империи, посетившего Россию в 1517 г., рядом с великим князем Василием III постоянно находился бывший татарский князь Шиг-Алей (Шиг-Али). По всей видимости, Василий III, не расстававшийся с Шиг-Алеем ни на приемах, ни на охоте, не доверял боярам и сделал этого знатного татарина своим главным телохранителем. Во время охоты Шиг-Алей был вооружен золотым луком и двумя колчанами со стрелами, его ассистентами были два рынды, один из которых держал в руках секиру из слоновой кости, а другой – шестопер. Помимо рынд Василия III охраняли и пищальники – телохранители, вооруженные пищалями (огнестрельным оружием). Таким образом, к моменту окончания создания Русского централизованного государства его правители были надежно защищены.

Список литературы:

1.  Васильев, И.И. Спецслужбы в зеркале социологии / И. И. Васильев, А. А. Зданович // Труды Общества изучения истории отечественных спецслужб. – Т.2. – М.: Кучково поле, 2006. – С. 7–51.
2. Григорьев, Б. Н. Повседневная жизнь российских жандармов. 2-е изд. / Б. Н. Григорьев, Б. Г. Колоколов – М. : Молодая гвардия, 2010. – 852 с.
3. Зимин, А. А. Витязь на распутье: Феодальная война в России XV в. / А. А. Зимин. – М.: Мысль, 1991. – 289 с.
4. Линдер, И. Б. Спецслужбы России за 1 000 лет: материалы секретных фондов / И. Б. Линдер, С. А. Чуркин. – М. : РИПОЛ классик, 2006. – 736 с.
5. Скрынников, Р. Г. Иван III / Р. Г. Скрынников. – М.: АСТ, АСТ Москва, Транзиткнига, 2006. – 290 с.
6. Судебник 1497 года // Хрестоматия по истории отечественного государства и права (Х век – 1917 год) / Сост. В. А. Томсинов. – М.: ИКД ЗЕРЦАЛО-М, 2004. – С. 39–46.
7. Энциклопедия секретных служб России / Авт.-сост. А. И. Колпакиди. – М. : Астрель, АСТ, Транзиткнига, 2004. – 800 с. 

Предстоящие заочные международные научно-практические конференции
A-117
Направления: все научные дисциплины
Прием материалов 31 января 2018 г.
P-415
Направления: педагогика,психология
Прием материалов 25 января 2018 г.
E-117
Направления: социология,экономика
Прием материалов 25 января 2018 г.