+7 989 669 15 15



Изоглоссы заимствования в микроареале контактирования английского, немецкого и французского языков




Сирожиддинов Шохрух Шухратович

преподаватель
Самаркандский институт иностранных языков, г. Самарканд


Аннотация: Рассматриваются закономерности проявления семантико-типологического тождества (сходства) в английском, немецком и французском языках в аспектах общности историко-культурного субстрата и разрабатываются принципы оформления заимствований в виде системы изоглоссов на основе различных проявлений межъязыковой семантической эквивалентности.

Ключевые слова: изоглоссы, заимствования, микроареал, межъязыковая общность, языковые контакты, типологическое сходство, межъязыковая эквивалентность, калькирование, культурно-историческая информация.




Библиографическое описание:  Сирожиддинов Ш.Ш. ИЗОГЛОССЫ ЗАИМСТВОВАНИЯ В МИКРОАРЕАЛЕ КОНТАКТИРОВАНИЯ АНГЛИЙСКОГО, НЕМЕЦКОГО И ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКОВ [Текст] \\ Филология и культурология: современные проблемы и перспективы развития: сборник материалов 9-й международной научно-практической конференции, (г. Махачкала, 18 июля, 2014г.) - Махачкала: ИЗДАТЕЛЬСТВО "Апробация", 2014 — С.9-17


В последние десятилетия повышенное внимание лингвистов направлено на изучение проблем межъязыковых отношений и связанных с ними специфических процессов и явлений [11, с. 24-26]. Определенное место среди них занимает межъязыковая общность [1, с. 20-21]. В немалой степени это объясняется интенсификацией исследований в области теории языковых контактов [10], двуязычия [13], в целом в области социолингвистики [7] и этнолингвистики [9; 14], а также все большей активизацией типологических и синхронно-сопоставительных штудий [3], стимулируемых бурным развитием различных форм межнациональных и межкультурных отношений [10, с. 26-27; 12, с. 440-448].

В близкородственных языках материальное тождество обычно сопровождается высокой степенью типологического сходства [1, с. 10-11; 4, с. 124-125], часто ограниченного теми или иными языками данной группы (например, это английский и немецкий языки).

Единство материального тождества и сравнительно-типологического сходства обусловливает легкость идентификации составляемых единиц (например, фразеологических единиц – ФЕ) носителями близкородственных языков: англ. rara avis («белая ворона») – нем. ein weißer Raba; англ. a life and death struggle («борьба не на живот, а на смерть») – нем. ein Kampf auf Leben und Tod.

Типологически сходными могут оказаться параллельные ФЕ близкородственных языков, отождествляемых на основе сходства графических и звуковых оболочек: англ. split – нем. Haare spalten; англ. end in the gutter – нем. j-d wird in der Gosse enden; англ. go to bed – нем. ins Bett gehen.

Обычно чем отдалённее оказывается родство соотносимых языков, тем менее различимым становится материальное сходство. Однако не всегда бывает так. Высокая степень материального сходства как результат языковых, культурно-исторических связей может наблюдаться между ФЕ языков, находящихся в разных отношениях родства: рус. «манна небесная» - нем. Manna vom Himmel – фр. manne céleste – ит. la manna cielo – исп. el maná celestial – рум. mana din cer; англ. pay one's debt to (или the debt of) nature – нем. der Natur seinen (или den) Tribut entrichten (или zollen) – швед. ge sin tribut åt naturen – фр. payer le tribut à la nature – ит. pagare il tributo alla natura – исп. pagare el tributo a la naturaleza (ср. лат. pagare debitum naturae).

В подобных случаях нередко отождествление в пределах близкородственных языков оказывается сложнее, чем в рядах языков с отдаленным родством. Ср., например, романо-германские параллели: англ. Forbidden fruit («запретный плод») – нем. die verbotene Frucht – швед. förbjuden frukt – ит. frutto proibito – исп. fruto prohibido – рум. fruct oprit. Или это ФЕ английского и французского языков и ФЕ французского с параллелями других романских языков: англ. the massacre of the innocents – фр. massacre des innocents – ит. la strage degli innocenti – исп. degollación de los inocentes – рум. tăierea pruncilor.

Материально тождественные ФЕ близкородственных языков могут иметь значительные семантические расхождения, нередко ведущие к межъязыковой омонимии [2, с. 26]. В целом это не только придает тождеству определенную относительность, но и в случаях полного несовпадения значений ФЕ переводит их в разряд неэквивалентных соответствий [3, с. 224-225].

Ср. значения следующих языковых пар: ит.battere in breccias – 1) пробить брешь; 2) разбить (или разнести) в пух и прах – фр. battre en brèche – 1) прорвать позиции противника; 2) вести наступление (на...), яростно нападать; 3) подрывать, расшатывать, подкапывать; ит. prendere согро – 1) затвердеть; 2) осуществиться ≠ фр. prendre corps – оформиться; стать четким, ясным; ит. prendere la mano – 1) понести (о лошади); 2) отбиться от рук ≠фр. prendre la main – 1) карт. получить первый ход; получить первую сдачу, начать игру; 2) карт. снять колоду; 3) юр. получить согласие договаривающихся сторон; ит. far breccias – произвести впечатление; убедить ≠ фр. faire brèche – пробить брешь в чем.-л.; нанести урон и мн. др.

Известная степень общности культурного субстрата, социальных отношений, исторического развития в целом, характерная для носителей европейских (особенно германских и романских языков) определяет высокую степень их конвергенции [4, с. 328-329].

В качестве примеров ФЕ, характеризующихся закономерным сходством лексического состава и фразеологического образа, могут служить следующие параллели: англ. be pressed for money – фр. être pressé d'argent; англ. crush in the egg – фр. écraser dans l'oeuf; англ. before the ink is dry – фр. l'encre n'avait pas séché...; англ. beat smb. black and blue – нем. (j-n) braun und blau schlagen; англ. wear the breeches – нем. die Hosen anhaben; англ. hit the nail on the head – нем. den Nagel auf den Kopf treffen; англ. nails in mourning – фр. avoir les ongles en deuil (или en demideuil) – ит. unghie listate a lutto (или bruno); англ. to be short of money – фр. être à court d’argent – ит. esser corto a denari; фр. hausser (или lever) la coude – ит. alzare il gomito – исп. empinar el codo; фр. coup de main – ит. coplo di mano – исп. golpe de mano и мн. др.

В одну и ту же изоглоссу могут включаться как независимо возникшие образования, так и заимствования. Ср., например, ряд, в котором калькированной формой является ФЕ английского языка: англ. white night с фр. nuit blanche.

Во многих случаях межъязыковые генетические отношения не представляются достаточно ясными. Ср., например, следующий ряд: рус. «между четырех глаз» - нем. unter vier Augen – фр. entre quatre yeux.

Отдельные звенья фразеологических цепей могут быть представлены разнотипными ФЕ, например: лат. vox populi в английском и русском языках – нем. die Stimme die Volkes – ит. voce publica и т.д.; англ. put on the buskin (или buskins) – фр. chausser le cothurne и т.д.

Ср. также ещё частные минимальные изоглоссы: нем. aufgewärmter Kohl – ит. cavolo riscaldato; ит. avere le mani in pasta – англ. have a finger in the pie и др.

Особенность данных явлений заключается не столько в ограниченности языковых рядов (ряды могут быть не только предельно малыми), хотя и это обстоятельство весьма существенно, сколько в их языковом составе [3, с. 88].

Частные минимальные изоглоссы пересекаются с пучками полных общеареальных и субареальных изоглосс, а также с изоглоссами, имеющими относительно ограниченное, но регулярное распространение. Это свидетельствует о возможности возникновения благоприятных условий для новых стабильных межъязыковых сближений [9, с. 320-321].

Языковые явления, понятия и т.д. по одним параметрам и функциям, могут оказаться равными в определенном отношении, по другим – различными. Это объясняется сущностью любого языкового явления, представляющего собой сложную совокупность присущих ему сторон и внутренних связей. Существенным обстоятельством, влияющим на равенство, является также условие функционирования языковых единиц [7, с. 18-19].

Фразеологический эквивалент как сложное языковое явление должен найти соответствующее понятийное определение, в котором, прежде всего, учитываются и выделяются его внутренние, ведущие стороны, их связи и действия, проверенные в одинаковых условиях. В качестве рабочего приёма определения эквивалентности ФЕ принимается межъязыковая фразеологическая субституция [8, с. 30].

Рассмотрим вопрос о роли разных сторон фразеологических совпадений для установления границ и степени межъязыковой фразеологической эквивалентности.

Для примера вначале сопоставим ФЕ одинаковых лексико-грамматических разрядов, выделяемых на основе категориальных значений ифункций. Так, субстантивные ФЕ англ. hot head – фр. billet doux (рус. «крапивное семя») в предложении выполняют определенные синтаксические функции, свойственные существительному. Данные фразеологизмы как единицы речи имеют одинаковые, совпадающие (эквивалентные) синтаксические функции. Но это не дает основания считать их фразеологическими эквивалентами. Совпадение синтаксических функций не главный критерий при определении межъязыковой эквивалентности. Не делает эквивалентными ФЕ и совпадение их категориальных значений.

Не всегда свидетельствует об эквивалентности и одинаковое лексическое наполнение, сходство внутренней формы ФЕ. Нередко значения таких фразеологизмов могут полностью расходиться (это уже будут межъязыковые фразеологические омонимы): нем. j-m über den Weg laufen ( «(случайно) повстречать кого-л.» ≠ рус. «перебегать кому-л. дорогу» - «опережать кого-л. в чём-л.», «перехватывать то, на что рассчитывал другой»; нем. die (или seine) Fühler ausstrecken (bei j-m) «разузнавать, выведывать у кого-л. что-л.» ≠ рус. «протягивать щупальца» - «стремиться завладеть чем-л. и мн. др.

Несомненно, что основным признаком определения межъязыковой фразеологической эквивалентности следует считать совпадение содержательной стороны соотносимых ФЕ (семантическая эквивалентность). Верхний порог межъязыковой фразеологической эквивалентности представлен пластом материально, семантически и структурно отождествляемых ФЕ типа лат. ad patres, modus vivendi, фр. carte blanche, coup de grâce), которые получили наибольшее распространение в европейских языках. Это единственная группа международных фразеологизмов, характеризующихся максимальной степенью однородности материального совпадения. Исключительность их фонографического совпадения обеспечивает легкость синхронической идентификации. Совокупное сходство всех сторон фактически поднимает сближение данных ФЕ до степени тождества. Однако их тождество носит относительный характер. Изучение специфики тождества и её причинной обусловленности переводит рассмотрение данной группы в сопоставительно-историческую плоскость [13, с. 8].

Истоком большинства ФЕ, вошедших в европейские языки без перевода, является латинский язык. Это такие выражения, как: cum grano salis; magister bibendi; mutatis mutandis; periculum in mora; pollice verso и мн. др.

Истоком многочисленных нетранслитерированных ФЕ является и французский язык: à tout prix; embarras de richesses; tour de force; profession de foi; le mieux est l’ennemi du bien и мн. др.

Число заимствований из английского и немецкого языков также значительно: англ.: fair play; happy end; high life; to have a finger in the pie; My bark is on the sea – And my boat is on the shore; my house is my castle; my dear friend; last, but not least; self-made man; the rest is silence и др.; нем.: den Sack schlägt man, den Esel meint man; der Mohr hat seine Arbeit getan, der Mohr kann gehen; im Werden; Not kennt kein Gebot; der langen Rede kurzer Sinn и др.

Наряду с иноязычными ФЕ, однородными по своему составу, имеются немногочисленные фразеологические разноязычные соединения, в число которых входят и термины: ut majeur (лат. + фр.); si bimol mineur (лат. + фр.); semper excelsior (лат. + англ.); my native land, adieu (англ. + фр.); logisch conséquent (нем. + фр.) и др.

Основными истоками ФЕ, вошедших в английский язык в их оригинальной форме, являются латинский и французский языки (например, лат.: sancta simplicitas; sanctum sanctorum; pia desideria; tangere ulsus; homo novus; in extremis и мн. др.; фр.: coup mangué; à la belle étoile; à perte de vue; en plein jour; raison d’être и мн. др.). Заимствования данного типа из других языков относительно малочисленны (например, нем.: Sturm und Drang и др.).

Подавляющее большинство ФЕ, вошедших во французский язык в иноязычной форме, также как в английский, имеют латинское происхождение (например: sanctum sanctorum; amicus humani generis; ex cathedra; taedium vitae; ultima ratio regum; currente calamo и мн. др.). Число заимствований из английского также велико (например, англ.: walk-­over; at home; god save the king; the right man in the right place; for ever и мн. др.). Заимствования данного типа из других языков немногочисленны (например, нем.: Mehr Licht; Vergiss mein nicht и др.).

Относительность тождества рассматриваемых ФЕ обусловливается их преобразованиями на разных уровнях структуры и, в первую очередь, на уровне формы. В большей степени это касается случаев различия в графике. Материальная неоднородность ФЕ с иной графической оболочкой может быть устранена не только путем калькирования, но и посредством фонографической стилизации (транслитерации). Ср. параллельное существование иноязычных ФЕ и образованных от них калек.

В английском языке – латинские ФЕ и кальки: in articulo mortis – in the article of death; cum grano salis (разг. cum grano) – receive (или take) smth. with a grain of salt; bona fides – good faith; ad calendas Graecas – at (или on) the Greek calends; pro et contra (сокр. pro et con) – pro and con (тж. pros and cons); lusus naturae – freak of nature; divide et impera – divide and rule; tabula rasa – a blank sheet; sapienti sat сокр. от verbum sat sapienti (est) – a word to the wise (тж. a word is enough to the wise) и мн. др.; французские ФЕ и кальки: Chevalier sans peur et sans reproche – Knight without Fear and without Reproach; à tout prix – at all costs; coup de grâce – stroke of grace; faux pas – false step; idée fixe – a fixed idea; jeunesse dorée – gilded youth; nouveau riche – the new rich; revenons à nos moutons – let us return to our muttons; home de letter – a man of letters и мн. др.;

В французском языке – латинские ФЕ и кальки: finis coronat opus – la fin couronne l’oeuvre; divide ut regnes – diviser pour régner; mens sana in corpora sano – une âme saine dans un corps sain; ad majorem Dei glorium – pour la plus grande gloire de Dieu; in articulo mortis – à l’article de la mort (тж. sur le lit de mort; au lit de (la) mort) и мн. др.

Новое семантическое целое, заключенное первоначально в ФЕ, заимствованных в оригинале, приобретает дополнительную форму существования. Параллельное калькирование образует дополнительный тип межъязыковой фразеологической общности и ведет к расширению фразеологического фонда адаптирующего языка. Отсутствие же во многих сопоставляемых языках аналогичных калькированных форм сообщает материальному тождеству бóльшую устойчивость.

Укоренение калькированных форм может сопровождаться отпадением их прототипов. Вот несколько примеров английских и французских фразеологических калек, прототипы которых не употребляются в соответствующих языках: в английском языке: a fault confessed is half redressed с фр. faute confessée est à demi pardonnée; in one’s shirt sleeves (или shirt-sleeves) с фр. en bras de chemise; black shirt с ит. camicia nera; a nail’s breadth с лат. transversum unguem; hunger is the best sauce с лат. fames optimum condimentum и др.; во французском языке: le chat aime le poisson, mais il n’aime pas а moiller la patte с лат. catus amat piscem, sed non vult tingere plantam; ce qui abonde ne vicie (реже ne nuit) pas с лат. quod abundat non vitiat и др. В подобных случаях происходит не только сокращение числа интернациональных форм, но и их качественное преобразование: материально тождественные ФЕ переходят в разряд изоморфических соответствий (это как бы средний порог эквивалентности).

Встречающиеся лексические и грамматические расхождения также придают материальному тождеству относительный характер. Передача всего объёма лексического наполнения прототипов (этимонов), как правило, происходит в случае отсутствия у них вариантов. Заимствование вариантов прототипов наблюдается редко. Примером принятия прототипов с их вариантами могут служить следующие ФЕ, употребляющиеся в русском языке: лат. satur (или plenus) venter non studet libenter; лат. sublata causa, tollitur morbus (или effectus); фр. pas (или point) de nouvelles – bonnes nouvelles.

Уменьшение тождественности может возникать в результате:

1) первоначального непринятия или последующего элиминирования вариантов прототипов: в английском языке – beau garçon с фр. beau (или joli) garçon; во французском языке – audaces fortuna juvat с лат. audaces (или audentes) fortuna juvat;

2) деривации (ср. обособление части иноязычных ФЕ, сопровождаемое переосмыслением значения в адаптирующих языках: лат. tertius gaudens – третье лицо, извлекающее выгоду из борьбы двух противников (букв, «третий радующийся») – происходит от латинской пословицы duobus certantibus tertius gaudet – когда двое дерутся, радуется третий; лат. vox populi – глас народа (об общественном мнении) - часть пословицы vox populi, vox dei – глас народа, глас божий);

3) редукции (ср. в английском – лат. cum grano salis – разг. cam grano);

4) несовпадения неполных форм иноязычного источника (ср. англ. rule, Brittania, the waves в русском и англ. rule, Brittania во французском – начальные слова английского национального гимна;

5) появления варианта написания оборота через дефис (например, в английском языке: фр. savour vivre, тж. savoir-vivre; фр. savoir faire, тж. savoir-faire) и др.

Тенденция к сохранению тождества проявляется, например, в образовании в ряде случаев множественного числа по правилам языка-источника. Ср. лат. ignis fatuus (мн. ч. ignes fatui) и фр. bel esprit (мн. ч. beaux esprits) в английском языке.

Наблюдаемое синтаксическое приспособление к языку-рецептору свидетельствует о стремлении к ассимиляции. Ср., например, в английском языке фр. au fait – «на высоте положения» (обыкновенно au fait at или in; тж. put smb. au fait of или with = фр. mettre au fait de – «ввести в курс дела»). Транслитерация, возможная в языках с различной графической системой, также создает дополнительный тип межъязыковой общности.

Межъязыковые семантические отношения параллельных иноязычных ФЕ основываются на существовании семантического инварианта. Обычно он представляет собой совпадение стержневых значений. Семантический остаток части несовпадающих смысловых структур оказывается соотносительным.

Наблюдаемые расхождения семантических структур связаны с проявлением трех основных направлений их развития: 1) возникновение специальных значений, 2) возникновение новых переносных значений, 3) функциональное семантико-грамматическое переоформление, обусловливаемое чаще всего типом используемого переноса и изменением (сужением или расширением) семантического объема.

Межъязыковые фразеологические соответствия, характеризующиеся частичным фонографическим сходством, семантическим инвариантом и структурной соотносительностью, также составляют верхний порог эквивалентности. Ср., например, следующие ФЕ: англ. Draconian laws («драконовские (или драконовы) законы») – нем. drakonische Gesetze – фр. lois draconiennes; англ. the feast of Lucullus, Lucullean (Lucullian) banquet («лукуллов(ский) пир») – нем. ein lukullisches Mahl – фр. souper de Lucullus.

В данном случае материальное тождество часто является достаточным признаком для установления семантико-образной общности. Относительность тождества ФЕ данного типа в отличие от такового у единиц с полным фонографическим сходством прежде всего состоит в его ограниченности структурной частью ФЕ и в материальной неоднородности. Эта материальная неоднородность обычно оказывается менее заметной с позиции близкородственных или ареально-контактирующих языков, что способствует в их пределах более легкому отождествлению ФЕ, например: англ. the Goalian knot («гордиев узел») – нем. der gordische Knoten – фр. noeud gordien. Однако далеко не всегда возможно отождествление всех компонентов ФЕ близкородственных или ареально-контактирующих языков на основе близости их звуковой и/или графической оболочек. Ср., например, ряд, в котором компоненты ФЕ со значением «двуликий» оказываются материально несоотносительными: англ. two-faced Janus (рус. «двуликий Янус») – нем. doppelköpfiger Janus – фр. Janus à deux visages. Вместе с тем здесь встречаются ФЕ с высокой степенью материального сходства. Ср., например, ряд ФЕ со сходством компонента «стена» до степени отождествления: англ. the Chinese wall («китайская стена») – нем. die chinesische Mauer – фр. La muraille de Chine (тж. la grande muraille).

Состав ФЕ с обязательным частичным материальным тождеством характеризуется неодинаковым соотношением фонографически сходных и различных частей.

1)  Бóльшая часть состава ФЕ представлена тождеством высокой степени материальной отождествляемости: англ. Alfa and Omega («альфа и омега») – нем. das Alpha und das Omega – фр. l’alpha et l‘omega; англ. between Scylla and Charybdis («между Сциллой иХарибдой») – нем. zwischen Szylla und Charybdis – фр. Tomber de Charybde en Scylla; англ. Gog and Magog («гог и магог») – ит. Oga Magoga; англ. Sodom and Gomorrah («Содом и Гоморра») – нем. Sodom und Gomorrha и т.д.

2)  Примерно равные части состава ФЕ представлены обязательным частичным материальным тождеством и различием (средняя степень материальной отождествляемости): англ. а doubting Tomas («Фома неверный (или неверующий)») – нем. ungläubiger Thomas.

Данный тип рассматриваемого соотношения не исключает возможность ложного отождествления. Так, ложно отождествлёнными могут оказаться, например, следующие ФЕ: нем. die Mauern Jerichos при наличии нем. ФЕ die Posaunen von Jericho («иерихонская труба») – фр. tropette de Jéricho; нем. Herkules am Scheidewege при наличии нем. Herkulessäulen («геркулесовы столпы») – англ. Hercules’ Pillars (тж. the Pillars of Hercules).

3)  Меньшая часть состава ФЕ представлена обязательным частичным материальным тождеством. При этом типе рассматриваемого соотношения степень материальной отождествляемости практически не снижается, например: англ. in the arms of Morpheus («в объятиях Морфея») – нем. in Morpheus Armen ruhen (или liegen) – фр. être dans les bras de Morphée и др.

Фразеообщность проявляется и в структурно-грамматической соотносительности. Последняя обусловливается в первую очередь универсальностью основных лексико-грамматических разрядов и структурных типов, по которым распределяются данные ФЕ: англ. Homeric laughter («гомерический хохот (или смех)») – нем. ein homerisches Gelächter – фр. rire homerique; англ. cross the Rubicon («перейти Рубикон») – нем. den Rubikon überschreiten – фр. Franchir (или passer) le Rubicon; англ. (a) old as Methuselah («стар как Мафусаил») – нем. alt wie Methusalem sein – фр. vieux comme Mathusalem и др.

Ср., еще также, например, возможность взаимозамены посессивной и постпозитивной предложно-нменной конструкций-вариантов английской ФЕ при отсутствии структурных грамматических вариантов у параллелей других языков: англ. Achilles’ heel (тж. the heel of Achilles) («ахиллесова пята») – фр. Talon d’Achille – нем. Achilesferse; англ. the Proctrustean (тж. Proctustes’) – bed (тж. the bed of Proctustes) («прокрустово ложе») – фр. Lit de Proc(r)uste.

Более серьезным препятствием для семантико-образного отождествления оказываются случаи выражения одинаковых понятий в одних языках фразеологизмами, а в других – сложными словами. Ср., например, немецкие сложные слова в следующих рядах: англ. the torments of Tantalus («муки Тантала (тж. танталовы муки)») – нем. Tantalasqualen – фр. le supplice de Tantale; англ. the sword of Damocles («дамоклов меч») – нем. Damoklesschwert. Встречаются также случаи двоякого оформления понятия. Так, в немецком языке наряду со словом Ariadnefaden существует ФЕ der Faden der Ariadne.

Менее существенными в этом отношении оказываются морфологические различия, обусловленные как частичной уникализацией (артикли, видовое чередование глагольных компонентов, суффиксальные модификации и некоторые др.), так и частным проявлением общих тенденций морфологического развития (изменение числа имени существительного). Ср.: англ. go to Canossa («идти (пойти) в Каноссу») – нем. nach Kanossa gehen – фр. alle à Canossa; англ. Augean stable (или stables) («Авгиевы конюшни») – нем. Augiasstal – фр. les écuries (или les étables) d’Augias.

Ср. также следующие ряды ФЕ: англ. the thread of Ariadne (тж. Areadne’s thread) («нить Ариадны») – фр. fil d’Aria(d)ne; англ. Hannibal’s vow («аннибалова (ганнибалова или аннибаловская) клятва») – фр. serment d’Annibal.

Другими примерами подобного рода вариантов, не мешающих отождествлению, могут служить следующие формы: англ. Lucullean (Lucullian) banquet; нем. zwischen Scylla (Szylla) und Charybdis и т.п.

Многие ФЕ обрастают также лексическими вариантами. Общая тенденция к лексическому варьированию ФЕ разрешается исходя из специфики лексических потенциалов, синонимических отношений и др. и находит частные проявления во фразеологических параллелях. Ср., например, лексические варианты у таких ФЕ, как: англ. a Sisyphean labour («сизифов труд») – фр. Travail (или rocher) de Sisyphe.

Распространенной является также тенденция к возникновению фразеологических пар, а иногда и большего числа ФЕ, содержащих свернутую и развернутую формы мотивирующей основы, например: нем. das Fass der Danaiden – eine Danaidenarbeit verrichten – das Fass der Danaiden füllen wollen.

Иногда подобное развитие сопровождается значительным переосмыслением: новообразованная ФЕ приобретает смысловую самостоятельность и в ряде случаев полностью порывает семантическую связь с исходными формами. Ср., например: фр. Madeleine repentante (кающаяся Магдалина, кающаяся грешница) – pleurer comme une Madeleine (плакать, как кающаяся Магдалина, горько плакать) – suer (или transpirer) comme une Madeleine (обливаться потом подобно тому, как кающаяся Магдалина обливалась слезами) – faire suer la Madeleine (арго, 1. увеличивать ставку в игре; 2. с трудом выкрутиться при шулерской игре) и т.д.

Возникновение межъязыковых параллелей со свернутыми и развернутыми формами монтирующей основы также наблюдается: рус. «гордиев узел» - «разрубать (или рассекать) гордиев узел» - англ. the Gordian knot – cut the Gordian knot – нем. der gordische Knoten – den gordischen Knoten durchhauen (lösen, zerhacken, zerhauen или zerschneiden) – фр. neud gordien – couper (или trancher) le noeud gordien; рус. «авгиевы конюшни» - «чистить авгиевы конюшни» - англ. Augean stable (или stables) – cleanse the Augean stables – нем. Augiasstall – den Augiasstall reinigen (ausräumen, ausfegen или ausmisten) – фр. les écuries (или les étables) d’Augias – nettoyer les écuries d’Augias.

Особенность ФЕ рассматриваемого типа состоит в том, что чаще всего они представлены компонентом (компонентами) с ономастической (топонимической или чаше антропонимической) основой, несущей определенную культурно-историческую информацию, нередко достаточную для определения мотивационной основы и выведения значения ФЕ (конечно, при условии, если эта информация, во-первых, достаточно эксплицитна, а во-вторых, известна носителям данных языков). Информационный компонент, как правило, оказывается семантическим центром. Но часто информативность компонента ограничивается лишь общим намеком на истоки и источники ФЕ, на некоторые факты (реальные же или нереальные), положенные в основу данных образований, обеспечивая, таким образом, только первое приближение к пониманию внутренней формы.

Наличие информационного компонента, содержащего яркую образную идею, оживляет этимологические ассоциации и реминисценции. Это помогает ФЕ сохранять связь с их первоисточниками.

 

Список литературы:

  1. Antilla, Raimo. An Introduction to Historical and Comparative Linguistics. - New York: Macmillan, 2010. – 488 p.
  2. Bablon, Frédéric. Enseigner une lange étrangère à l’école. – Paris: Hachette Éducation Supérieur, 2004. – 158 p.
  3.   Bates E. Language and Context: the Acquisition of Pragmatics. – New York: Academic Press, 2006. – 448 p.
  4.   Bauer, Laurie. English Word-Formation. – Cambridge: Cambridge University Press, 2008. – 402 p.
  5. Butterworth B. Language Production. – Vol. 1: Speech and Talk. – New York: Academic Press, 2007. – 418 p.
  6.   Dohan M.H. Our Own Words. – New York: Knopf, 2009. – 324 p.
  7. Fasold R.W. Variation in the Form and Use of Language: A Sociolinguistics Reader / Ralph W. Fasold, ed. – Washington: Georgetown University Press, 2006. – 416 p.
  8. Hill A. Introduction to Linguistic Structures. – New York: Holt, Rinehart and Windston, 2002. – 528 p.
  9. Keenan E.L. Formal Semantics of Natural Language. – Cambridge: Cambridge University Press, 2006. – 449 p.
  10.       Lieberson, Stanley. Language Diversity and Language Contact: Essays / Selected and introd. By Anwar S. Dil. – Stanford (Calif.): Stanford University Press, 2008. – XIV, 390 p.
  11.      Lyons, John. Einführung in die moderne Linguistik. – München: Verlag C.H. Beck, 1995. – 538 S.
  12.      Streadbeck, Arval L. A Short Introduction to Germanic Linguistics. – Boulder, Colo.: Pruett, 2008. – 564 p.
  13.      Tarin, René. Apprentissage, diversité culturelle et didactique – français langue maternelle, langue seconde ou étrangère. – Bruxelles: Éditions Labor, 2006. – 309 p.
  14.       Yule, George. The Study of Language. – Cambridge: Cambridge University Press, 2005. – 525 p.
Предстоящие заочные международные научно-практические конференции
XVI Международная научно-практическая конференция «Перспективы развития научных исследований в 21 веке»
XVI Международная научно-практическая конференция «Перспективы развития научных исследований в 21 веке»
XVI Международная научно-практическая конференция «Современные проблемы социально-экономического развития»
XVI Международная научно-практическая конференция «Современные проблемы социально-экономического развития»
XVI Международная научно-практическая конференция «Педагогика и психология в контексте современных исследований проблем развития личности»
XVI Международная научно-практическая конференция «Педагогика и психология в контексте современных исследований проблем развития личности»