+7 989 669 15 15



К вопросу о переводе значимых антропонимов в произведениях для детей




Денисова Наталья Викторовна

доцент, к. ф. н.
Санкт-Петербургский государственный университет, г. Санкт-Петербург


Аннотация: В статье рассматриваются различные подходы к переводу говорящих имен собственных в произведениях для детей. Грань между точностью и вольностью, иностранизацией и одомашниванием – краеугольный камень в практике переводе. Учитывая особенность целевой аудитории, представляется, что стратегия одомашнивания является наиболее выигрышной при передаче говорящих антропонимов в переводной детской литературе.

Ключевые слова: перевод, значимые антропонимы, одомашнивание, иностранизация, литература для детей




Библиографическое описание: Денисова Н.В. К ВОПРОСУ О ПЕРЕВОДЕ ЗНАЧИМЫХ АНТРОПОНИМОВ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ ДЛЯ ДЕТЕЙ [Текст] //Филология и культурология: современные проблемы и перспективы развития: сборник материалов 19-й международной науч.-практ. конф., (г. Махачкала, 13 марта, 2016 г.) - Махачкала: Издательство "Апробация", 2016 – С. 30-33


Хорошо известны слова Вильгельма фон Гумбольдта о переводе: «Переводчик неизменно должен разбиться об один из двух подводных камней, слишком точно придерживаясь либо своего подлинника за счет вкуса и языка собственного народа, либо своеобразия собственного народа за счет подлинника» [8: 17]. Собственно, это и есть два противоположных подхода к переводу вообще: вольный перевод (liberal, free, sense-for-sense translation) и точный (literal, word-for-word translation). Отчасти, стратегии одомашнивания (domestication) и иностранизации (foreignization) связаны с этими подходами, однако нельзя приравнивать указанные переводческие стратегии к вышеупомянутым подходам. В статье «Брюсов и буквализм» М.Л. Гаспаров пишет: «Об этих двух крайностях в искусстве перевода неизменно говорится во всех статьях и книгах о переводе, но обычно лишь затем, чтобы призвать переводчика держаться золотой середины между этими Сциллой и Харибдой». Далее он предлагает не держаться этой золотой середины, а «сознательно выбрать одну из них и держаться ее». По М.Л. Гаспарову, перевод "вольный" стремится, чтобы читатель не чувствовал, что перед ним – перевод и поэтому «насилует стиль подлинника»; "буквалистский" же, напротив, заставляет читателя постоянно об этом помнить и поэтому «насилует стилистические привычки и вкусы читателя». Это довольно прогрессивная мысль: Гаспаров не ратует за единственно возможный подход, но предлагает разделять перевод для «литературных потребителей» и перевод «для литературных производителей», оговариваясь, правда, что непереходимой грани между этими двумя подходами нет [4]. В отличие от, скажем, Ф. Шлейермахера или нашего современника Л. Венути, которые выступают за «чуждость» перевода, Ю.Найда, основатель теории динамической эквивалентности, напротив, приветствует создание в переводе «наиболее близкого естественного эквивалента» (the closest natural equivalent), чтобы обеспечить надежный прием сообщения рецептором перевода [10].

Конечно, стратегию перевода определяет, прежде всего, коммуникативное задание, или цель перевода, которая, безусловно, включает и рецептора, то есть целевую аудиторию.

Если говорить о передаче говорящих антропонимов, то, по С.И. Влахову и С. Флорину, едва ли правильно осмысливать «говорящие имена», если они не имеют подчеркнутой опоры в тексте. Так, они считают неоправданно англизированными фамилии гоголевских персонажей в переводе В. Набокова (например, Тяпкин-Ляпкин – Slap-Dash) [2]. Согласно Н. Галь, всякое значимое имя подлежит переводу [3]. Проблему для перевода представляют собой прежде всего те прозвища (т.е. значимые антропонимы), которые обладают определенной мотивацией в тексте [5: 115]. При этом мотивация может быть не выражена в тексте эксплицитно, а присутствовать в виде иллюстрации, если автор текста и иллюстраций совпадает (Е. Чарушин, В. Сутеев, Б. Поттер, Дж. Барклем и др.).

Наиболее известная зарубежная работа об антропонимах в детской литературе – книга Ивон Бертиллс, в которой автор пишет, что семантически нагруженное имя ограничивает возможности читателя интерпретировать характер его носителя, поскольку сам говорящий антропоним уже задает протагонисту конкретные характеристики [9: 172]. Это означает, что такие имена все-таки подлежат переводу, чтобы заложенные в них характеристики персонажа «работали» на образ. Ведь если семантика такого имени понятна рецептору оригинала, то значение онима должно быть прозрачным и для рецептора перевода, особенно если читатель – ребенок. В говорящих именах отображается авторская модальность, отношение к персонажу. Автор из раза в раз напоминает читателю, что вот Шалун или Задира (пропащие мальчишки из «Питера Пэна» Tootler, Curly в переводе Н. Демуровой) снова шалят и задираются. Каждый раз, когда они появляются в тексте повествования, у читателя мгновенно возникает «нужная» ассоциация. Или теток Квашню и Шпильку (Aunt Sponge и Aunt Spiker) из сказки Роальда Даля “James and the Giant Peach” сразу можно себе представить, услышав их имена: одна толстая и низкая, как квашня, а вторая – тощая и высокая, как шпилька. Важно, чтобы перевод «помогал», а не путал, как это произошло с переводом имен некоторых персонажей из эпопеи про Гарри Поттера (см., например, статью С.Ю. Капковой о переводе личных имен и реалий в романе Дж. Ролинг «Гарри Поттер и тайная комната»: http://www.vestnik.vsu.ru/pdf/lingvo/2004/01/kapkova.pdf).

Одна из особенностей детского восприятия литературы заключается в том, что уже «на пятом году появляется реакция на слово, интерес к нему, стремление неоднократно воспроизводить его, обыгрывать, осмысливать» [1: 353]. Эта возможность осмысливания, обыгрывания связана не только с восприятием сюжета, но прежде всего с персонажами, которые «начинаются» с имени. Недаром в детских книгах большая часть персонажей наделена семантическими значимыми, говорящими именами. Скажем, почему в переводе знаменитой книги К. Грэма “The Wind in the Willows”, выполненного И. Токмаковой, некоторые имена переведены (Mole – Крот, Mr.Badger – дядюшка Барсук, Otter – дядюшка Выдра (опустим вопрос гендера)), а часть – транскрибирована (Mr.Toad – мистер Тоуд, Water Rat – дядюшка Рэт)? Подобная непоследовательность в переводе зоонимов не вполне ясна. Иностранизация в данном случае сбивает с толку.

Семантический перевод значимых онимов в детской литературе, конечно, не сводится к подбору словарного соответствия (как в вышеприведенных примерах). Лучшие образцы перевода указанных имен всегда сопровождаются одомашниванием. Б. Заходер писал в связи со своим переводом классической сказки А.А. Милна: «Я действительно писал "Винни-Пуха" по-русски. И стремился все написать так, как, по моим представлениям, написал бы автор, если бы русский язык был его родным языком» [6]. Это «русскость» касается и перевода имен: Piglet – Пятачок, Tigger – Тигра, Eeyore – Иа-иа (в отличие от более поздник переводов В.Вебера – Хрюка, Тигер, и М.Руднева – Поросенок, Тиггер и И-Ё). И дело тут не только в том, что перевод Заходера стал каноническим и прижился в нашей культуре настолько, что считается уже почти «своим», в том числе и благодаря мультипликационному фильму Ф. Хитрука. Дело в том, что Пятачок – не так обезличен, как просто Поросенок, а Тигра и

Иа-иа действительно звучат по-русски.

Подобное одомашнивание при переводе значимых имен собственных используется и при переводе с английского языка на русский. В издании сказок Ю. Коваля 1991 года русский текст сопровождается переводом на английский язык (переводчик не указан) [7]. Большинство имен в сказках Коваля – говорящие: кошечка-судомоечка, собачка-пустолаечка, овечка-тихоня, Басуля-коровушка, Евстифейко-волк, медведь Михал Ваныч, Петр Дуб. Перевод этих имен осуществлен с помощью стратегии одомашнивания: Lickpan the cat, Barkie the dog, Hush the little ewe, Bellow the cow, Eustepheus the Big Bad Wolf, Bertie Bruin the Bear, Peter the Numbscull соответственно. Хочется отметить, что здесь соблюдены не только общие правила передачи имен собственных в переводе, как то: принцип благозвучия, адаптация имени к грамматической системе принимающего языка и учет традиции (употребление артикля между назывным и характеризующим именем, использование в именах суффиксов –ie, –us), но и воспроизведены такие мелочи, как сохранение гендера (ewe, а не sheep), использование характерной для английской художественной литературы аллитерации в имени медведя вместо непривычного сочетания имени и отчества, добавление Big Bad перед Wolf, что сразу вызывает ассоциации с волком из английской народной сказки “The Three Little Pigs”.

Передача значимых имен собственных не всегда выполняется корректно и при переводе мультипликационных фильмов. Здесь часто наблюдается непоследовательность (например, перевод имен пони из мультфильма “My Little Pony Friendship is Magic”: Twilight Sparkle – Искорка, Rainbow Dash – Радуга, но Rarity – Рарити, Applejack – Эпплджек, Fluttershy – Флаттершай, Pinkie Pie – Пинки Пай) и отказ от передачи значимого имени, в котором обыгрывается характерная черта персонажа (Stomper – Стомпер, заяц топотун из “Bambi”, Bigfoot – Бигфут из «Hotel Transylvania»). Бывают, однако, и очень удачные переводы. Например, куренок Pollito (исп. – цыпленок) из “Despicable Me – 2” стал в русском переводе Курито. В этом переводном имени на редкость удачно сочетаются семантический перевод и иностранизация: сохраняется исконный испанский суффикс, что позволяет учесть национально-языковую принадлежность имени.

Таким образом, при переводе литературных произведений (и мультипликационных фильмов) для детей следует переводить значимые имена с учетом их семантики, адаптируя их к принимающему языку с помощью стратегии одомашнивания. В ряде случаев, если значение говорящего онима «высветлено» в переводе и необходимо сохранить его национально-языковую принадлежность, необходимо прибегнуть к иностранизации.

 

Список литературы:

1.  Алексеева, М.М., Яшина, Б.И. Методика развития речи и обучения родному языку дошкольников: Учеб. пособие для студ. высш. и сред, пед. учеб. заведений [Электронный ресурс] / М.М. Алексеева [и др.] – 3-е изд., стереотип. – М.: Издательский центр «Академия», 2000. – 400 с. Режим доступа: http://pedlib.ru/Books/4/0018/4_0018-353.shtml#book_page_top, свободный. – Загл. с экрана.

2.  Влахов, С. И. Непереводимое в переводе / С.И. Влахов, С. Флорин. – М.: Международные отношения, 2000. – 343 с.

3.  Галь, Н. Слово живое и мертвое: от «Маленького принца» до «Корабля дураков» / Н. Галь. – 5-е изд., доп. – М.: Международные отношения, 2001. – 368 с.

4.  Гаспаров М.Л. Брюсов и буквализм [Электронный ресурс] / М.Л. Гаспаров // Поэтика перевода. - М., 1988. - С. 29-62. Режим доступа: http://www.philology.ru/linguistics1/gasparov-88.htm, свободный. – Загл. с экрана.

5.  Ермолович Д.И. Имена собственные на стыке языков и культур. / Д.И. Ермолович. – М.: «Р-Валент», 2001. – с. 133

6.  Заходер Б.В. Приключения Винни-Пуха: (Из истории моих публикаций) [Электронный ресурс] / Б.В. Заходер // Вопросы литературы. — 2002. №5. Режим доступа: http://magazines.russ.ru/voplit/2002/5/zah.html, свободный. – Загл. с экрана.

7.  Коваль Ю. Сказки. / Ю. Коваль. – М.: Изд. дом «Имидж», 1991. – 132 с.

8.  Комиссаров В.Н. Общая теория перевода. Учебное пособие / В.Н. Комиссаров. – М.: ЧеРо, 1999. – 136 с.

9.  Bertills Y. Beyond Identification. Proper Names in Children’s Literature [Электронный ресурс] / Y. Bertills. – Abo, Abo Akademi University Press, 2003. – 289p. Режим доступа: http://doria32-kk.lib.helsinki.fi/bitstream/handle/10024/4122/TMP.objres.51.pdf?sequence=2, свободный. – Загл. с экрана.

10.  Yang W. Brief Study on Domestication and Foreignization in Translation [Электронный ресурс] / W.Yang // Journal of Language Teaching and Research, Vol. 1, No. 1, pp. 77-80, January 2010. Режим доступа: http://ojs.academypublisher.com/index.php/jltr/article/viewFile/01017780/1511, свободный. – Загл. с экрана.

 

 

Предстоящие заочные международные научно-практические конференции
XVI Международная научно-практическая конференция «Перспективы развития научных исследований в 21 веке»
XVI Международная научно-практическая конференция «Перспективы развития научных исследований в 21 веке»
XVI Международная научно-практическая конференция «Современные проблемы социально-экономического развития»
XVI Международная научно-практическая конференция «Современные проблемы социально-экономического развития»
XVI Международная научно-практическая конференция «Педагогика и психология в контексте современных исследований проблем развития личности»
XVI Международная научно-практическая конференция «Педагогика и психология в контексте современных исследований проблем развития личности»