К вопросу об адекватной вербализации фоновых знаний при переводе




Чепель Наталья Павловна

к. филол. н., доцент
РГУ имени С.А. Есенина, г. Рязань


Аннотация: В настоящей статье рассматривается актуальный для современной теории перевода вопрос о роли фоновых знаний в межъязыковой и межкультурной коммуникации. На примере перевода исторических реалий с русского языка на английский автор предпринимает попытку проанализировать степень влияния фоновых знаний на адекватность выбора способов перевода русских реалий-историзмов.

Ключевые слова: Аннотация: В настоящей статье рассматривается актуальный для современной теории перевода вопрос о роли фоновых знаний в межъязыковой и межкультурной коммуникации. На примере перевода исторических реалий с русского языка на английский автор предпринимает попытку проанализировать степень влияния фоновых знаний на адекватность выбора способов перевода русских реалий-историзмов.




Библиографическое описание: Чепель Н.П. К ВОПРОСУ ОБ АДЕКВАТНОЙ ВЕРБАЛИЗАЦИИ ФОНОВЫХ ЗНАНИЙ ПРИ ПЕРЕВОДЕ [Текст] \\ Филология и культурология: современные проблемы и перспективы развития: сборник материалов 9-й международной научно-практической конференции, (г. Махачкала, 18 июля, 2014г.) - Махачкала: ООО "Апробация", 2014 — С.25-29


На современном этапе развития теории перевода коммуникативный подход к описанию перевода завоевал широкое признание. Большинство теоретических работ в области переводоведения рассматривает перевод не только в аспекте межъязыковой, но и в аспекте межкультурной коммуникации, подчеркивая, что переводческий акт это не только контакт двух семантических систем, но и контактирование представителей двух лингвокультурных общностей. У каждого из них свое мировосприятие, свой определенный фонд культурного наследия: фоновые знания, морально-этические нормы, знание правил речевого этикета [2, с. 134].

Понимание и трактовка языковых единиц и речевых произведений участниками одноязычного и уж тем более двуязычного коммуникативного процесса различны. Степень таких различий зависит от языкового и экстралингвистического опыта (фоновых знаний) участников коммуникации. В процессе перевода данный постулат прагматики играет существенную роль.

Рассматривая процесс перевода в рамках коммуникативной схемы переводческого процесса (Ю. Найда, А.Д. Швейцер, А. Попович, В.Н. Комиссаров), необходимо отметить, что переводчик всегда выступает в двойном качестве: как Получатель исходного текста в акте первичной коммуникации и как Отправитель текста перевода, воспринимаемого получателем текста перевода в акте вторичной коммуникации. В роли Получателя оригинала в первичном коммуникативном акте переводчику для понимания переводимого текста принципиально важно обладать определенным запасом фоновых знаний. На важность наличия фоновых знаний у участников коммуникации указывают многие ученые. В контексте данной статьи нам представляется существенным подчеркнуть значимость наличия определенных фоновых знаний, прежде всего у переводчика. В частности, А.С. Бархударов, А.Д. Швейцер и другие переводоведы постоянно подчеркивают, что важным условием предупреждения ошибок в процессе перевода является помимо знания языка понимание действительности, о которой идет речь в оригинале, необходимы фоновые знания, которыми располагает получатель исходного текста [1, с. 22]. На этапе восприятия текста оригинала переводчик стремится, как можно пол­нее извлечь содержащуюся в нем информацию, для чего он должен обладать не только достаточными знаниями языка оригинала, но также и фоновыми знаниями, которыми рас­полагают носители исходного языка. Возможность же правильно передать обозначения предметов и явлений, о которых идет речь в оригинале, и связанных с ними ассоциаций и образов, тем более предполагает наличие у переводчика как Отправителя текста перевода определенных знаний о той действительности, которая изображена в переводимом произведении.

В процессе одноязычной коммуникации ее эффективности могут препятствовать различия в психологических особенностях коммуникантов, их убеждениях, привычках. В процессе же двуязычного речевого общения помимо таких социально-личностных барьеров имеет место и лингвоэтнический барьер, т.е. «расхождение в языках, закономерностях их функционирования, культурах общающихся» [3, с. 31]. Поднимая вопрос о детерминантах переводческой деятельности, Л.К. Латышев описывает лингвоэтнический барьер как комплексное понятие, которое включает в себя ряд факторов: расхождение двух языковых систем, расхождение норм и узусов, действующих в коллективах носителей ИЯ и носителей ПЯ и расхождение фоновых знаний носителей разных языков [там же, с. 104-108]. Нейтрализация лингвоэтнического барьера, т.е. препятствий, которые вытекают из принадлежности участников межъязыковой коммуникации к разным лингвоэтническим сообществам, является одной из основных прагматических задач, стоящих перед переводчиком в процессе перевода.

В настоящей статье мы хотели бы более подробно рассмотреть влияние на стратегию переводческой деятельности такого детерминирующего фактора как расхождение фоновых знаний носителей ИЯ и носителей ПЯ при переводе русских исторических реалий на английский язык.

Как уже указывалось выше, адекватное восприятие и понимание текста переводчиком зависит от знания особенностей культуры и истории народа, на языке которого создавалось произведение. Эти особенности наиболее ярко отражаются реалиях, т.е. словах, служащих для обозначения предметов, понятий и явлений, отсутствующих в иной культуре и ином языке. Национально-культурное, а часто и историческое содержание в реалиях составляет ядро их значения. Следовательно, их правомерно рассматривать как основу фоновых знаний.

Русские реалии-историзмы несут ценную информацию, извлечь которую переводчик без соответствующих фоновых знаний не сможет. Поэтому еще раз подчеркнем тезис о том, что фоновые знания являются одним их важнейших детерминантов переводческой деятельности уже на этапе восприятия исходного текста, когда переводчик выступает в качестве Получателя. Рассмотрим несколько примеров:

И опять по обеим сторонам столбового пути пошли вновь писать версты, станционные смотрители, колодцы, обозы, серые деревни с самоварами, бабами …(Гоголь Н.В. «Мертвые души»)

…once more there began on either side of the turnpike a procession of verst stones, road menders, and grey villages; inns with samovars and peasant women... (пер. D.J. Hogarth)

 

Она вглядывалась в полевую даль, …вглядывалась в белые церкви сельских погостов… (Салтыков-Щедрин М.Е. «Господа Головлевы»)

She looked intently into the distance, gazing…at the white churches of the country-side. (пер. N. Duddington)

 

«…Теперь станем продолжать собирание голосов. Господин коллежский советник! Скажите нам ваше мнение!» (Пушкин А.С. «Капитанская дочка»)

“Now let us continue to collect the votes. The College Director will give us his opinion." (пер. Marie H. de Zielinska)

Приведенные примеры наглядно свидетельствуют о том, что фоновых знаний переводчиков явно недостаточно для того, чтобы адекватно раскрыть значение соответствующих русских исторических реалий. Именно незнание или неверное понимание русских реалий-историзмов станционный смотритель (начальник почтовой станции), погост (кладбище, обычно сельское), коллежский советник (гражданский чин 6-го класса) стало причиной ошибок, допущенных переводчиками. В теории и практике перевода вопрос о реалиях рассматривается главным образом как проблема поиска оптимальных способов перевода таких лексических единиц. Но прежде чем переводить, нужно распознать реалию в тексте, понять ее, а для этого переводчику необходимы фоновые знания языка и культуры.

Нам представляется важным отметить еще одну особенность: во всех трех случаях переводы выполнены переводчиками – иностранцами, не являющимися носителями русского языка. Этот факт, на наш взгляд, может свидетельствовать о том, что лингвокультурная принадлежность переводчика также может быть отнесена к детерминирующим факторам, влияющим на адекватность перевода уже на этапе первичной коммуникации при восприятии текста оригинала [8, с. 112].

На этапе вторичной коммуникации, когда переводчик выступает в роли отправителя текста перевода, процесс перевода детерминируется, как уже было сказано, необходимостью нейтрализации лингвоэтнического барьера, т.е. необходимостью компенсации различий в объеме и содержании фоновых знаний у носителей языка оригинала и носителей языка перевода. В результате осуществляя перевод текста оригинала, переводчик использует различные приемы прагматической адаптации исходного текста с учетом социокультурных различий между получателями оригинала и перевода. «Переадресовывая сообщение иноязычным получателям, - отмечает А.Д. Швейцер, - и вводя поправку на указанные различия, переводчик старается найти не просто смысловые эквиваленты, т.е. единицы, обозначающие те же явления действительности, а те функциональные соответствия, которые способны вызвать у иноязычного получателя реакцию, сходную с той, которую данное сообщение вызывает у тех, кто воспринимает его в подлиннике [9, с. 242].

Выбирая тот или иной способ прагматической адаптации, переводчики русской классической литературы на английский язык ориентируются на усредненного англоязычного получателя перевода. Это типичные представителя культуры языка перевода, не знакомые с русскими историческими реалиями. Для обеспечения адекватного понимания текста получателем перевода, в частности англоговорящим читателем, при выборе способа перевода русских реалий-историзмов переводчику важно правильно оценивать общий фонд знаний, информированность, способности понимания предполагаемого получателя перевода. Рассмотрим примеры перевода русских реалий-историзмов:

В эту минуту хозяин вошел с кипящим самоваром… (Пушкин А.С. «Капитанская дочка»)

At this moment our host entered with the portable furnace and boiler, the Russian Somovar. (пер. Marie H. de Zielinska)

 

В ворота гостиницы губернского города NN въехала довольно красивая рессорная небольшая бричка, в какой ездят холостяки… (Гоголь Н.В. «Мертвые души»)

To the door of an inn in the provincial town of N. there drew up a smart britchka – a light spring-carriage of the sort affected by bachelors… (пер. D.J. Hogarth)

 

Каморка запиралась на замок, напоминавший своим видом калач, только черный… (Тургенев И.С. «Муму»)

The garret was locked up by means of a padlock that looked like a kalatch or basket-shaped loaf, only black… (пер. C. Garnett)

 

В приведенных примерах переводчики вводят незнакомую читателю реалию с помощью транслитерации, сопровождаемой кратким описанием с целью обеспечить более точное понимание соответствующей лексической единицы получателем перевода. Переводчики пытаются разъяснить читателю непонятные или незнакомые ему понятия, и одновременно сохранить национально-исторический колорит, воспроизводя звуковую форму соответствующих реалий.

Таким образом, необходимость адекватной вербализации фоновых знаний в процессе перевода русских исторических реалий не вызывает сомнений. Расхождения в объеме фоновых знаний носителей языка оригинала и носителей языка перевода при переводе русских исторических реалий на английский язык как детерминирующий фактор в процессе перевода художественных произведений – это не только фактор, вызывающий необходимость прагматической адаптации при переводе русских реалий-историзмов, но и фактор, определенным образом влияющий на адекватность понимания соответствующих русских реалий самим переводчиком в тех случаях, когда переводчик не является носителем языка оригинала.

 

Список литературы:

1. Бархударов, Л.С. Что нужно знать переводчику?/ Л.С. Бархударов // Тетради переводчика. - Вып. 15. – М.: Междунар. отношения, - 1978 . - С. 18 – 22.

2. Комиссаров В.Н. Современное переводоведение. – М.:ЭТС. – 1999. – 192с

3. Латышев Л.К. Семенов А.Л. Перевод: теория, практики и методика преподавания: Учеб. пособие для студ. перевод. фак. высш. учеб. заведений. – М.: Издательский центр «Академия», 2003. – 192 с.

4. Ожегов С.И. Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – 4-е изд., доп. - М.: Азбуковник, 1999. – 944 с.

5. Попович А. Проблемы художественного перевода. / Пер. со словацкого. – М.: Высш. школа, 1980. – 199с.

6. Томахин, Г.Д. Прагматический аспект лексического фона слова. /Г.Д. Томахин //Филологические науки. – 1988. - №5 – С. 82 - 86.

7. Чепель, Н. П. Прагматические аспекты перевода русских исторических реалий на английский язык: дис. …канд. филол. наук: 10.02.20/ Наталья Павловна Чепель; МГЛУ. – М., 2005. - 162 с.

8. Швейцер А.Д. Теория перевода: Статус, проблемы, аспекты. – М.: Наука, 1988. – 215с.

9. Gogol N. Dead Souls. Tr. by D.J. Hogarth. London-Toronto. J.M. Dent & Sons LTD. N.Y. E.P. Dutton & Co., s.a. 341 p.

10. Pushkin A. Maria: a Story of Russian Love. Tr. by Marie H. De Zielinska.

[Электронныйресурс]

Режимдоступа: http: //digital.library.upenn.edu/webbin/gutbook

11. Schedrin M.E. The Golovlyov Family. Tr. by Natalie Duddington. – London & Toronto: J.M. Dent &Sons LTD., 1934. – 324 p.

12. Turgenev I. Mumu & Kassyan of Fair Springs. Tr. by Constance Garnett. N.Y.: Little Leather Library Corporation, s.a. - 94 p.

Предстоящие заочные международные научно-практические конференции
XVII Международная научно-практическая конференция «Теоретические и практические проблемы  развития современной науки»
XVII Международная научно-практическая конференция «Теоретические и практические проблемы развития современной науки»
XIX Международная научно-практическая конференция «Научный поиск в современном мире»
XIX Международная научно-практическая конференция «Научный поиск в современном мире»
XVIII Международная научно-практическая конференция «Научный поиск в современном мире»
XVIII Международная научно-практическая конференция «Научный поиск в современном мире»