+7 989 669 15 15



Культура и цивилизация в воззрениях Мыслителей xx века




Пенионжек Евгения Владимировна,

доцент кафедры гуманитарных и социальных дисциплин, Уральский юридический институт МВД России, г. Екатеринбург.

В статье рассмотрены основные теоретические положения культурологических учений XXвека: мыслителей Франкфуртской школы и теоретиков пост-модернизма. Культура исследуется во взаимосвязи с цивилизационными процессами, идеологией современного общества, проявлением ценностного в искусстве.

Ключевые слова: Ключевые слова: Массовая культура,цивилизация,искусство,Франкфуртская школа,постмодернизм,ценности общечеловеческой значимости.




Библиографическое описание: Библиографическое описание:


XX столетие активно задействовало материал культурологического знания в объяснении поступков и помыслов человека. Культурологическое знание по-новому раскрывало духовные и материальные ориентации человека, что активно было проанализировано мыслителямиФранкфуртской школы, и позднее философами-постмодернистами. Основателишколы при университете в немецком городе Франкфурт-на-Майне М. Хоркхаймер, Т. Адорно, Г. Маркузе стремились к критичному анализу современного им общества, подключая к своим исследованиям В. Беньямина и многих других мыслителей своего времени. Ими изучались механизмы функционирования духовной составляющей массовых ценностей. Социально-культурная концепция исследований Франкфуртской школы в значительной мере была сформулирована Т. Адорно и В. Беньямином, которые считали, что истинную значимость общечеловеческих ценностей можно усмотреть в произведениях искусства, выражающих преодоление реальности как бесчеловечного способа жизни. При этом культура современного общества выражается в рекламе, в товарах. Разглядеть ценности общечеловеческой значимости в этих вещах невозможно. И только классическое искусство способно заставить человека увидеть в собственных эстетических переживаниях, к примеру, небо над головой как символ мира.

Согласно В. Беньямину, в художественном произведении интегрируются ценности религиозного, метафизического, политического и даже бытового характера. Современное искусство выражает стереотипность ценностей      людей, ориентирующихся на обыденные вкусы. Эти массовые ценности противоположны ценностям общечеловеческой значимости. С другой стороны, в «массовом искусстве» все-таки есть тенденция к одухотворению развлечения, поэтому единообразие не всегда следует рассматривать как деградацию общества, но некоторый кризис, преодолеваемый творческими поисками.

Основные идеи Адорно и Беньямина перенимаются Г. Маркузе, который поясняет, что определяющую роль в ценностях общечеловеческого характера играет фактор духовной составляющей. Ценности общечеловеческой значимости способствуют саморазвитию человека, формируют его свободу. Материальные ценности жестко регламентируют человеческую деятельность, формируют осознание необходимости. В ценностях общечеловеческого порядка сталкиваются принцип наслаждения, исходящий из побуждений человека, и принцип реальности, сформированный социальной средой. Доминанта отдается первому как духовной константе. Однако при приоритете второго усиливается процесс отчуждения, человек перестает видеть и понимать смысл, значимость культурных требований, видеть свое место в мире. Средством преодоления отчуждения Г. Маркузе называет опять же произведения искусства, побуждающие человека проживать, переживать и сопереживать герою произведения, а значит, вместе с ним находить путь общечеловеческого.

Оценивая современное общество, Г. Маркузе характеризует его как «одномерное общество», где политическое и духовное уравнивание принимает опасные для культурного потенциала формы.Утилитарно-практические предписания науки, стандартизация образа жизни и образования, пропагандируемые средствами массовой информации формируют человека, полностью зависимого от государственных структур и лишенного реализации творческих возможностей, без которых невозможна доминанта духовного. В «одномерном обществе» человек вынужден находить революционные способы сопротивления «тотальному» обобществлению, что выражается в интенсивном выплеске агрессии в виде отклоняющегося от рамок общественной системы спонтанного творчества.

Продолжателем идей Франкфуртской школы во второй половинеXXвека стал Ю. Хабермас, который видел ценностное с точки зрения общечеловеческой значимости в «коммуникативной рациональности». Усвоение ценностей общечеловеческой значимости связано с актом рационализации, где устраняется общественное принуждение, где человек, познавая, духовно осваивает действительность. Ценности общечеловеческой значимости именно таким образом неминуемо входят в коммуникативные процессыи формируют, по Ю. Хабермасу, коммуникативную этику, которая универсализирует общество, объективно развивает мораль и право, способствует автономии искусства. Именно коммуникативная этика, предполагающая субъектно-субъектные отношения, сопровождает процессы интеракции как восприятия общечеловеческих ценностей в акте личностно значимой, а значит, самодостаточной, артикуляции. Ценности общечеловеческой значимости являются принципиально диалогичными, так как предполагают понимание и аксиологическую симметричность.

Деятельность мыслителей Франкфуртской школы внесла значительный вклад в культурологическое знание, осмыслив ценностную составляющую общественной системы. В завершениеXXстолетия состояние культуры было осмыслено в работах так называемых теоретиков постмодернизма (Р. Барт, М. Бланшо, Ж. Бодрийяр, Ж. Делёз, Ф. Гваттари, Дж. Кристева, М. Мерло-Понти, М. Фуко и другие), которые пытались описать радикальные и, вместе с тем, глобальные сдвиги в обществе. Переходобщества в иное состояние, фиксируемый, например, французским мыслителем Ж.-Ф.Лиотаром, предполагает пересмотр всех базовых ценностей, анализ ценностного потенциала культуры. Философия постмодернизма стремится задать вектор для развития ценностей общечеловеческой значимости в современном глобализирующемся обществе, увидеть подлинное и живое обновление ценностного. Поэтому теоретики постмодернизма пристально рассматривают сложные экономические, экологические, политические, социальные процессы современности, стремясь увидеть истинно культурологическое знание, выявляющее механизм образования ценностей общечеловеческой значимости, определяющих жизнь эпохи.

Жизнь общества меняется с утратой метанарративов. Это так называемые «великие повествования», выражающие ценности общечеловеческой значимости и обеспечивающие легитимацией деятельность социальных институтов, а также способы мышления человека. В отличие от мифа метанарратив повествует не о прошлом, а о будущем социальной практики. Ситуация смены эпох характеризуется наличие микронарративов, которые регулируют повседневность, намекая на то, что и представить-то невозможно. Ценности перестают быть ориентированы на согласие, консенсус, устранение различий, они утверждают первичность несогласия перед согласием, паралогичность, множественность как концепцию, определяющую действия людей в поисках самоидентификации.

И если Ж.-Ф. Лиотар говорит с сожалением о переоценке ценностей в постсовременности, то французский философ М. Фуко позитивно воспринимает отказ от стандартов, которым подчиняются все. Различия и разнообразие, по Фуко, способствуют конфликту, где добивается властвования своих ценностей сильная сторона. Согласно М. Фуко поведение человека не может определяться ничем общечеловечески значимым, не может быть универсально обосновано, не зависит от контекста реализации действий. Действия человека определяются исключительно им самим и не могут быть подконтрольны «никаким конституциям». Ценности не формируются в контексте общечеловечески значимого, они сосуществуют одновременно и «радикально прерывны», каждая ценность человека не связана с предыдущими и не порождает следующих, что изучается, согласно Фуко, «доксологическим» знанием. С другой стороны, надлежит формировать «археологическое» знание, которое станет основанием для культурологического знания, которое обеспечивает возможность познания способа бытия того, «что надлежит познать». «Археологическое» знание выражают эпистемы, то есть фундаментальные коды культуры как структуры, определяющие конкретные формы мышления и знания.

Эпистемы позволяют узнать способ бытия различных вещей в отсутствииобщечеловеческих значений, в сознании человека (при этом находясь в сфере бессознательного) эпистемы упорядочивают знание о вещах, не зависимо от того связана ли с эпистемами деятельность человека. Поэтому слова человека всегда могут сказать несколько больше, чем он хочет показать. Словесная организация человеческого сознания формирует высказывание, которое можно по-разному истолковать в различных эмпирических контекстах и рамках интерпретаций. Совокупность социально обусловленных речевых высказываний, определяющих действия человека,М. Фуко называет дискурсом. Дискурсивная практика помогает понять ценности человека, дискурсивное событие демонстрирует основания и причины, побуждающие человека совершить те или иные действия. И эти основания М. Фуко видит в социальной обусловленности действия, что проясняет нормы и правила различных субкультурных пространств.

М. Фуко считает, что именно дискурсивная практика позволяет исследовать аддиктивные формы поведения, например, безумие, сексуальность, понимание смерти, которые невозможно исследовать рационально, а только, по Фуко, с помощью понятия «архив». «Архив» демонстрирует то, что управляет появлением высказываний, структуру, формирующую связи и отношения, выявляющие закономерности поведения. Эти структуры проявляются в различные эпохи развития европейской культуры, исходя из проявления стратегии властвования. Например, отношение между языком, мышлением, знанием и вещами в эпоху Возрождения характеризуется сходством и подобием как тождеством слов и вещей. В XVII веке формируется эпистема представления, где слово начинает доминировать в отношениях реальности и сознания. Язык становится средством выражения того, что можно объективно сказать о реальности. В современности же, по Фуко, язык становится формальным, замыкаясь на самом себе, слова «живут собственной жизнью». Именно поэтому в языковых значениях и появляется то, что можно называть общечеловеческим. Эти слова, имеющие общечеловеческое значение, становятся знаниями, что определяет действия людей, уверенно претендующих на господство и власть в реализации действия. Знания передаются с помощью коммуникационных каналов, что и формирует ткань культуры, оформленной фундаментальными кодами «власти-знания».

Подобные изменения в размышлениях культурологического характера можно увидеть и в философской мысли французских мыслителейконцаXX века Ж. Делёза и Ф. Гватарри, которые определяют современность общества как ризоматическую культуру в отличие от «древесной» культуры прошлых эпох. Ценности «древесной» культуры определялись линейностью, четкой выстроенностью в доминанте, определяющей действия. Ценности современного человека не располагаются в иерархическом порядке, они сплетаются в потенциальной бесконечности, и могут принимать любые конфигурации. Неравновесная целостность ценностных установок современного человека характеризуется непрерывной творческой подвижностью в следствиеимманентной нестабильности, обусловленной энергетическим потенциалом процессуального ва­рьирования. Ценности конструируются из стереофонического потока явного и скрытого, каждое их которых приоткрывает собственный смысл, и реализуют бесструктурные, множественные, непрогнозируемые и запутанные, прерывные связи.

Несколько иной мыслитель конца XX века Ж. Бодрийяр формулирует понимание ценностного с помощью понятия симулякра. Симулякр – это образ-копия, поглощаю­щий, вытесняющие реальность, но передающий значимость для конкретного человека. Симулякры могут быть неадекватны происходящим событиям, они могут подтолкнуть к действию, не поддающемуся однозначной оценке. Подобная форма ценностного содержания, согласно Ж. Бодрийяру, немыслима для доренессансной культуры. Именно в эпоху Возрождения появляется стремление создать оболочку истинных стремлений. Симулякры могут быть симулякрами-подделками, формирующими иллюзорную действительность ценности для человека; симулякрами – продукцией, формирующих серийность как механическое воспроизводство; и симулякрами – моделями, формирующих формы ценностных установок других людей. Люди живут иллюзиями, стремясь механически повторять свои действия, копирующие, впрочем, поведениедругих. Современное состояние культуры Ж. Бодрийяр характеризует как всеобщее состояние симуляции, где люди обречены жить по уже не раз разыгранным сценариям, но не в своей оригинальной жизни. Из нашей жизни уходят живые ценности прогресса, обогащения, политизированности, люди просто движутсяв рамках прогресса, развивающегося производства, динамики политических процессов.

Симулякры как оболочки ценностного формируют прозрачную среду, где ничего нельзя скрыть. Более того, современный человек стремится все значимое продемонстрировать, выставить напоказ, что, во-первых, устраняет дистанцированность людей друг от друга, но при этом, во-вторых, создает слишком реальную, зачастую полную непристойностей, картину значимого, гиперреальность. Современное производство направлено на потребление вещей, которые гипердемонстрируют значимое для человека и так формируют псевдосакральный культ ценностей про­зрачности, выстроенный ритуалами коллективного поведения. Современные торгово-развлекательные центры, ставшие местом проведения досуга, демонстрируют перенасыщенность ценностей, которые невозможно идентифицировать, ставшие, по Бодрийяру, транс-ценностямитранскультуры, трансполитики, трансэкономики, транссексуальности. Все ценности в постсовременности, по словам французского мыслителя, воспроизводятся как «тоже самое»; культура погрузилась в инволюцию ценностей, где невозможно «выдумать» определяющий принцип: ни эстетический, ни сексуальный, ни политический.

Мироощущение постмодернизма многогранно и раз­вернуто воплотилось в арт-практиках современности, где искусство взяло на себя роль показать механизм функционирования ценностного в обществе, чтобы теории не остаться не понятой, не прочувствованной.

Культурология на конкретном материале, который всегда множественен в своих смыслах, призвана демонстрировать ценности общества, проводя идею преемственности культурного развития, тем самым прокладывая путь к формированию единой и многообразной куль­туры человечества, которая наметит свои очертания в настоящем периоде, получившем наименование автепостмодернизм (after-postmodernism, от англ. «после постмодернизма»), но еще не имеющем полной и целостной теоретической огранки. 

Список литературы:

1.   Культурология / под ред. Л. С. Кагана. – М., 2005.

2.   Еникеева С. З. Эстетическая культура сотрудника ОВД / С. З. Еникеева. – М., 2010.

3.   Пенионжек Е.В. Эстетическая культура сотрудников ОВД / Е.В. Пенионжек. – Екатеринбург, 2012.

Предстоящие заочные международные научно-практические конференции
A-416
Направления: все научные дисциплины
Прием материалов 30 марта 2018 г.
E-416
Направления: экономика,социология
Прием материалов 29 марта 2018 г.
P-117
Направления: педагогика,психология,культурология
Прием материалов 28 марта 2018 г.