+7 989 669 15 15



Лингвокультурологические соотношения лексемы «солнце» в словаре и речи




Зураева Виктория Викторовна*
Зураева Аза Владимировна **

доцент *
доцент, к. фил. наук**
Северо-Осетинский госуниверситет им. К.Л. Хетагурова, Республика Северная Осетия - Алания, г. Владикавказ


Аннотация: Языковые средства лингвокультурного концепта как его материальной субстанции включают в себя социальный компонент и отражают отдельные аспекты общественных идеалов, эксплицитно или же имплицитно таящих в себе информацию о ценностных доминантах культуры. Для выявления объема и содержания концепта целесообразно исчислить предельно максимально все потенциально допустимые способы воплощения его вербальной оболочки.

Ключевые слова: образ, метафора, концепт, компонент, когнитивный.




Библиографическое описание: Зураева В.В., Зураева А.В. ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ СООТНОШЕНИЯ ЛЕКСЕМЫ «СОЛНЦЕ» В СЛОВАРЕ И РЕЧИ [Текст] // Научный поиск в современном мире: сборник материалов 11-й международной науч.-практ. конф., (г. Махачкала, 31 января 2016 г.) - Махачкала: Издательство “Апробация", 2016 – С.123-127


На современном этапе в развитии языкознания наиболее существенной методологической проблемой является, бесспорно, проблема определения общей для языка и культуры онтологической платформы. Ее решение лежит в плоскости изучения языковых единиц как средства хранения и передачи ментальности носителей языка.

Позволим вспомнить, что коды культуры проявляются в процессах категоризации того окружения, в котором мы находимся. Сами категории формируются в нашем сознании в соответствии с конкретными требованиями этого окружения. При этом любой язык адекватно обслуживает свою культуру, предоставляя в распоряжение говорящих средства для выражения культурно значимых понятий и отношений.

Объектом нашего внимания является предметно-понятийный образ лексемы-концепта космической отнесенности «солнце». Конкретная задача состоит в необходимости выявить на каких представлениях в сознании языковой личности формируется образ концепта. Особое внимание обращено на выявление роли чувственного компонента, формирующего образ концепта. Как представляется, оптимальным для полноты семантического описания лингвокультурного концепта будет вычление в его составе трех составляющих: а) понятийной, отражающей его признаковую и дефиниционную структуру; б) образной, фиксирующей когнитивные метафоры, поддерживающие реальное присутствие концепта в языковом сознании, и в) значимостной, определяемой местом, которое занимает имя концепта в лексической системе конкретного языка, куда войдут также его этимологические и ассоциативные характеристики.

Изучение концепта, ставшего данностью художественных текстов, может дать представление об индивидуальной картине мира автора конкретного текста и способствовать выявлению того, каким образом индивидуальная концептуальная система отражает коллективную систему представлений, сложившуюся в данной культуре. В этой системе вместе с универсальными общечеловеческими знаниями представлены уникальные, самобытные, порой парадоксальные представления автора о мире. Есть основание полагать, что рассмотрение предметно-понятийного образа упомянутого космического концепта позволит лучше понять закономерности его формирования и структурирования, а также установить направление в развитии ассоциативных концептуальных смыслов в литературно-художественной форме.

Одновременно попытаемся создать образ концепта «солнце», исходя из классификационных признаков: зрительных, осязательных и наглядно-чувственных. Во французской лексикографии «солнце» определяется как 1) astre qui donne la lumière et la chaleur à la Terre – звезда, дарящая земле свет и тепло [2,р.1104]; 2) astre incandescent au centre de notre système planétaire qu`il éclaire et chauffe – пламенная звезда нашей планетарной системы, греющая и освещающая [Bordas, р.1115]. Две центральные семантические составляющие, вычленяемые в данном концепте в силу французского мировосприятия, являются столь же ведущими в русском менталитете и соответственно в лексикографической литературе: 1)» небесное светило нашей планетной системы, представляющее собой гигантский раскаленный шар, излучающий свет и тепло» [2, с. 988]; 2) «небесное светило – раскаленное плазменное тело шарообразной формы, вокруг которого обращается Земля и другие планеты» [1, с.735]. Текстовые воспроизведения данного концепта опираются преимущественно на упомянутые семы, отражающие а) зрительные восприятия Солнца как лучезарного шара (здесь очерчивается форма объекта и сообщается об испускаемых им лучах) и б) осязательные, обусловленные изливаемым этим объектом тепла на все планеты солнечной системы, в том числе и на нашу Землю.

Как известно, цветовая гамма солнечных лучей – самая разнообразная. Но в ней могут преобладать золотистые тона. Солнце кажется нам красным или золотым. Во время своего восхода или заката оно окрашивает небо в позолоченные и алые тона. Например: «Le soleil doré de quatre heures n`était pas plus chaud, mais l`eau était tiède avec de petites vagues longues et paresseuses» – золотистое солнце, уже не греющее, но вода с мелкими и длинными волнами сохраняла еще тепло [2, p.3]). Пространственно солнце располагается вверху — над землей, над нами, над миром, в небе и даже выше небес, хотя оно может быть и низким относительно своего обычного положения (например, вечером: «Vous n`ajouterez que quelques details: la chaleur, le soleil vertical, les mouches, le sable – Вы добавите лишь несколько деталей: солнце, стоящее в зените (вертикальное солнце), насекомые, песок» [2, p.203]. «Quand Raymond m`a donné le révolver, le soleil a glissé dessus» - когда Раймонд отдал мне револьвер, солнце уже сияло над нами [2, p.54]. В приводимых текстах Солнце воспринимается как перемещающийся объект, лексическому номинатору которого пристало вступать в синтагматическую сочетаемость с глаголами перемещения в их прямых или переносных смыслах: всходить/взойти, плыть, танцевать, пробираться, имеющие в своем значении сему «движение»: «Le soleil tombait presque d`aplomb sur le sable et son éclat sur la mer était insoutenablе» – свинцовое солнце словно танцевало на песке, отражаясь невыносимо ярким светом в море [2, p.5]. Солннце, являясь источником света, способно испускать лучи, что легко иллюстрируется приводимыми контекстами: «Un rayon de frais soleil glissait sur la poussière d`un banc vermoulu, et sur le vernis écaillé d`un planisphère» – свежий луч света скользил по старой скамье, покрытой пылью [3, p.12]). «Sur la place inondée de soleil des groupes se formaient á la sortie de la messe » – на площади, залитой солнцем, у выхода из церкви собралась группа людей [1, p. 68]. В конкретной речевой реализации отражается также характер преломления и интенсивность света, излучаемого солнцем. Его свет воспринимается как яркий, насыщенный, искрящийся и переливающийся: «La brûlure du soleil gagnait mes joues» – солнце обжигало мои щеки; «Un soleil radieux brillait, et dans le ciel bleu flottaient de legers nuages blancs» – сияющее солнце блестело в белых облаках неба [1, p.68]. На редкость частотное использование концепта «Солнце» в художественной литературе подтверждает уже высказанное суждение о том, что сема чувственного восприятия в лексикографической трактовке является одной из наиболее существенных, идентифицируясь с его ближайшей функцией светила. Солнце сохраняет этот статус всегда; оно воспринимается как небесное светило, которое человек видит днем, утром во время его восхода и вечером во время его заката. Отметим, что в художественных текстах крайне редко сочетаются слова «солнце» и «день» (Мороз и солнце, день чудесный): как правило, авторы стремятся фиксировать лишь время восхода и захода солнца, время смены суток. Все эти приемы весьма показательны для адекватной оценки авторского восприятия той выразительной силы, которой наделен концепт «Солнце». Кроме уже упомянутых перцепций, столь частотных в текстах, интенсивно эксплицируется также вся мощь осязательного воздействия «Солнца» на человека. Точнее говоря, «Солнце» является для человека не только объектом зрительных восприятий, но также и осязательных: оно может согревать, но и жечь, ослеплять, вызывать ощущение духоты: «Sous le soleil implacable, je souffrais en silence» – под неумолимым солнце я одиноко страдал [p.52]. «Un rayon chaud du soleil comme la goutte de pluie tomba sur mon cahier» – теплый луч солнца словно дождевая капля упал на мою тетрадь [3, p.101]. Солнце может стать источником даже слуховых ассоциаций: «Je ne sentais plus que les cymbals du soleil...» – я больше не чувствовал солнечную музыку [2,p.62]. Вполне естественно, что в данной ситуации солнце употребляется не в прямом значении, а в переносном, формируя одну из самых частотных речевых фигур, поскольку словарная статья данного концепта не содержит семы, соотносящейся с информацией о звучании ни во французском, ни в русском языках. Образ Солнца как носителя воздействующей силы на зрительные и осязательные органы чувств человека, является, очевидно, самым привычным в его сознании. Причем, к более явной склонности к вхождению в процессы вторичной номинации склоняется, скорее всего, восприятие Солнца как объекта зрительной перцепции, когда оно может поменять даже свой естественный цвет (все оттенки красного, розоватого, оранжевого, золотистого) на иную окраску – даже черную, хотя «черное солнце» - это природный и, следовательно, логический нонсaнс. Но это в подлинном мире, а в художественном воображении, отражаемом в художественных текстах, становятся естественными многие явления не реальной, а вымышленной действительности. Поэтому нет ничего удивительного в том, что солнце у Бунина обретает иногда черный цвет: «Представь себе: прелестная головка… и черные глаза. И даже не глаза, черные солнца, выражаясь по-персидски».

Возникает целый ряд закономерных вопросов: уместна ли столь смелая фигура речи (в данном случае это метафорическое сравнение), не слишком ли погрешил автор против реальности, не нарушил ли он чувство меры. Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к лексикографической информации, касающейся прилагательного черный. Необходимая лексикографическая справка сообщает нам, что две этнические культуры (французская и русская) по-разному видят черный цвет и качественно оценивают его. Эти различия четко и недвусмысленно прописаны в толковых словарях: а) черный -1) «цвета сажи, угля; 2) темный, в противоположность чему-нибудь более светлому, именуемому белым». [1, с,872]; б) черный – 1) самого темного из существующих цветов, цвета сажи, угля; противоположный – белый; 2) Вообще темный, отличающийся относительной темнотой окраски, в противоположность чему-нибудь более светлому, именуемому белым [1,с.118]. Приведем теперь содержание прилагательного noir в словарях того же типа, т.е. во французских толковых: a) noir – se dit de l`aspect d`un corps dont la surface ne réfléchit aucune radiation visible; de la couleur la plus foncée qui existe. Contr.blanc. b) qui est plus sombre dans son genre [4, 709]; noir- de la couleur la plus obscure, qui ne réfléchit aucune radiation visible; trés оbscure. Contr. clair [3, p. 826.]. Как видим, смыслообразующим элементом во французском восприятии черного цвета выступает сема нулевой способности к отражению, в то время как в мировидении русского этноса это свойство черного цвета не фиксируется. Не регистрируется оно, следовательно, и в толкованиях соответствующих словарей. Теперь нам понятен достаточно курьезный факт: при полном соответствии дефиниций и совпадений суммы значений, перечисляемых для концепта «солнце» лексикографическими трудами французского и русского языков (эти данные уже приводились) столь разными оказываются сочетаемостные возможности (способности) данного концепта в двух лингвокультурах и его неодинаковая активность в процессах переосмыслений. Получается, что фактором, сдерживающим бурные процессы переосмыслений во французском языке, выступает семантическая специализация прилагательного noir (его способность к отражению), отсутствие которой в русской лингвокультуре, напротив, дает этому прилагательному достаточно большую свободу.

Проведенный анализ (наглядно-чувственного образа) лексемы «Солнце», предлагаемого лексикографическими источниками и воспроизведенного в художественных текстах двух лингвокультур формируется преимущественно на основе зрительных и осязательных восприятий. Солнце, являясь дневным небесным светилом, имеющим цвет, обладает свойствами излучать свет и иррадировать тепло. Оно способно также перемещаться в пространстве и отражаться в воде.

Все изложенное говорит в пользу того, что наглядно-чувственный образ исследуемого концепта сам по себе не всегда является столь уж важным для авторов, хотя многие из выделенных концептуальных смыслов, сформировавшихся на основе чувственного восприятия, оказываются все-таки значимыми, поскольку такой концепт, зафиксировавшись в сознании, становится основой для формирования более абстрактных концептуальных смыслов, относящихся равным образом к центру их языковой явленности и к периферии. По всей вероятности, небесно-космический концепт «Солнце», значим для художественных текстов не столько как отражатель материальных объектов, обладающих определенной суммой физических характеристик и свойств, сколько как литературно-художественный символ, создающий условия для воздействия на всю перцептивную систему человека.

Словарь, на наш взгляд, является в данном случае лишь источником получения инвариантной информации об изучаемых объектах, и эта информация обогащается авторским воображением.

 

Список литературы:

Словари:

1. ОжеговС. И. Словарь русского языка. – М.: Русский язык, 1999.- 816 с.

2. Ушаков Д. Н. Толковый словарь русского языка.- Директ-Медиа, 1995.

3. Lexis. Dictionnaire de la langue française. – Larousse, 1979. – 2109 p.

4. Petit Robert. Dictionnaire alphabétique et analogique de la langue française. - Paris, 1985.-2172 p.

Литературные источники:

1. Armand M.-P. La Cense des alouettes. – Paris, 1986.

2. Camus A. L`étranger. – Gallimard, 1967.

3. Fournier A. Le grand Meaulnes. – Lille, 1985.

4. Maupassant G. Сlaire de lune. Nouvelles. - Прогресс, 1974. – C.105-122.

Предстоящие заочные международные научно-практические конференции
XVIII Международная научно-практическая конференция «Научный поиск в современном мире»
XVIII Международная научно-практическая конференция «Научный поиск в современном мире»
XVI Международная научно-практическая конференция «Перспективы развития научных исследований в 21 веке»
XVI Международная научно-практическая конференция «Перспективы развития научных исследований в 21 веке»
XVI Международная научно-практическая конференция «Современные проблемы социально-экономического развития»
XVI Международная научно-практическая конференция «Современные проблемы социально-экономического развития»