+7 989 669 15 15



Мотив космической любви в песенном творчестве Г.М.Т. Самнера (Стинга)




Бурдь Татьяна Викторовна

студентка
Кубанский Государственный Университет, г. Краснодар,


Аннотация: В статье рассмотрен мотив космической любви как один из ведущих мотивов в творчестве Стинга. Прикладная ценность исследования заключается в возможности использования его результатов в лекционных курсах по истории английской музыкальной культуры ХХ века.

Ключевые слова: мотив, лейтмотив, космическая любовь, творчество.




Библиографическое описание: Бурдь Т.В. МОТИВ КОСМИЧЕСКОЙ ЛЮБВИ В ПЕСЕННОМ ТВОРЧЕСТВЕ Г.М.Т. САМНЕРА (СТИНГА) [Текст] \\ Филология и культурология: современные проблемы и перспективы развития: сборник материалов 9-й международной научно-практической конференции, (г. Махачкала, 18 июля, 2014г.) - Махачкала: ООО "Апробация", 2014 — С.35-37


Анализируя основные мотивы творчества Стинга, стоит сказать о комплексе мотивов, связанных общей темой любви. Исследовав песенный материал, мы выделили лейтмотив любви, который проходит сквозь все его творчество. Внутри этого лейтмотива мы обнаружили 5 мотивов, которые, переплетаясь друг с другом, создают общий мотив любви. Таким образом, мы подразделили данный лейтмотив на мотив «земной» и «космической» любви. В данной статье будет рассмотрен образ «космической» любви, который является более необычным и разноплановым.

Данный цикл песен включает 40 композиций [3]. Критерием включенности в данный комплекс являются повторяющиеся образы космоса (небо, звезды), природы (пустыня, океан), а также божественные образы (Бог, ангелы).

В отличие от «земной» любви, лирический герой здесь воспринимает любовь как чудо, имеющее божественную природу: I begged the moon and the stars above for sacred love (я молил луну и звезды в небе о священной любви). Любовь представляет собой активное созидающее начало: It’s the time of the worlds colliding (это момент столкновения миров), the earth she shook just like a prophecy in the Holy book (она сотрясает землю, точно пророчество в Священном писании), Любовь неподвластна земным законам: love is stronger than justice (любовь сильнее правосудия).

Лирический герой говорит о любви, которая превыше всего на свете. Песня The secret marriage («Тайное венчание», 1987 г.) является тому доказательством[5]. Это композиция о любви, которая не подчиняется земным условностям: no earthly church has ever blessed our union (ни одна земная церковь не благословляла наш союз), no debt was ever paid no dowry to be gained (и выкуп не платился никогда, и не было приданного), the secret marriage vow is never spoken, the secret marriage never can be broken (клятва тайного венчания вслух никогда не прозвучит, тайный брак никому не разрушить). Повторяющееся в начале каждой строки «no» служит для усиления эмоционального воздействия: no Bible oath to swear (клятва Библии не прозвучит). Перечисляя множественные несовпадения своей любви с «общепринятой», автор иллюстрирует ее божественную сущность, стоящую вне земных законов.

Христианские образы вплетаются в мотив «космической» любви и реализуется в виде освещенного богом брака: be the light of my life (стань светом моей жизни), come into my doors come and be my wife (войди в мою дверь и стань моей женой), come and live with me (приходи и живи со мной), to me be as it pleaseth God (пусть будет так, как угодно Господу Богу). Здесь упоминаются и дети как естественный и желанный итог любви: we’ll have children of our own (у нас будут свои дети). Следует отметить, что христианский образы являются традиционными в европейской культуре и встречаются в творчестве целого ряда рок-исполнителей и групп: Алиса, Skillet, Creed, Crash Test Dummies12 StonesRed и The Letter Black [1, с.57].

Составляющей мотива космической любви является образ лирического героя, который проявляет себя как демиург, творец, которому подвластны стихийные силы: I claim dominions over all I see (я утверждаю владычество над всем, что вижу), I’d destroy the dark machineries of fate (я бы разрушил темные машины судьбы stars above for sacred love (я молил луну и звезды в небе о священной любви My old heart ain’t gaining no ground because my angel eyes ain’t here (мое старое сердце не достигает земли, потому что мои ангельские глаза не здесь).

Лирический герой гиперболизирует свои ощущения: pledge myself to you (раствориться в тебе), I’m mad about you (без ума от тебя), I would love you more than life (я буду любить тебя больше жизни), Every step I thought of you (каждый шаг я думал о тебе). Он полностью охвачен мыслями о возлюбленной: all I want to be is dancing here with you in my arms (все что я хочу – это танцевать здесь с тобой в моих объятьях). Порой, он предстает рабом своих чувств: I will always be a slave to your charms (я всегда буду рабом твоих чар).

Герой готов совершать героические поступки: To have you with me I would swim the seven seas (чтобы ты была со мной я переплыву 7 морей), I give you all I’ve got to give you (я отдам тебе все, что у меня есть).

Образ возлюбленной представлен неординарно и высокопарно: you’re the queen (ты королева), you’re the bright star (ты яркая звезда), you’re my religion, you’re my church, you’re the holy grail (ты моя религия, ты моя церковь, ты - священный Грааль). В тексте мы находим многочисленные описания возлюбленной (25 описаний в «космической» любви по отношению к 2 в «земной»): her smile as sweet as a warm wind in summer (ее улыбка, сладостная как теплый летний ветерок), your lips so warm and tender (твои губы такие теплые и нежные). Возвышенные эпитеты говорят об идеализации образа, что приближает ее к образу прекрасной Дамы, известному европейской поэтической традиции со средневековья: she’s my gift from the lord (она мой подарок от Господа), you appear in all your splendor my one and only love (ты появляешься во всем своем великолепии, одна и единственная моя любовь.

В песнях возлюбленная соответствует представлению любви как волшебства: every little thing she does is magic (все, что она делает-магия), she takes the shape of this hevenly daughter (она приобретает черты божественной дочери). I need you as my guide and my light (ты нужна мне как путеводитель и свет). Она являет собой составляющую часть божественного чуда: ain’t no sunshine when she’s gone (когда она уходит - солнце не светит) [2,с.243].

«Космос», «небесные королевства» являются фоном, на котором разворачиваются события космической любви: stars will fall from dark skies as ancient rocks are turning (звезды будут сыпаться с темных небес как вращающиеся старинные скалы), heaven’s realms in the seedlings of this tiny flower (небесные королевства в саженце крохотного цветка). Слова world (мир) и planet (планета) определяют охват чувств героя: shut out the world behind us (оставь мир позади нас), when the worlds dividing (когда миры разделяются), feeling that the world’ s gone - чувство, что мир исчез. Его любовь пронизывает космос, имеет планетарную локализацию: fix that wounded planet with the love of your healing (спаси эту раненую планету любовью своего исцеления), I have been searching the planet to find sacred love (я по всей планете искал священную любовь).

Другой составляющей, подчеркивающей космический масштаб мотива любви, является образ неба. Слова sky (небо) и heaven (небеса), упомянуты в текстах 27 раз, в то время как слово «земля» всего 6 раз. Образ неба имеет разные смыслы. Небо имеет персонифицированные черты: jealous sky (ревнивое небо), sky grew dark (небо мрачнеет). Также, наряду с небом, часто повторяемым словом является слово-синоним heaven (небеса). Согласно Oxford Dictionary слово «heaven» в своем первом значении имеет следующее определение «a place regarded in various religions as the abode of God (or the gods) and the angels, and of the good after death, often traditionally depicted as being above the sky» («место, которое в различных религиях считается местом обитания Бога (или богов) и ангелов, а также воплощает собой обитель добра, куда человек попадает после смерти; традиционно располагается выше неба») [4]. В текстах Стинга «небеса» подразумевают некое царство божие: shout me name at heaven’s gate (прокричать свое имя в небесных вратах), I saw the work of heaven (я видел работу небес), heaven’s realms (небесные королевства).

Образ неба привносит в мотив космической любви условную локализацию. С одной стороны неустранимость и постоянное присутствие небес, божества, с другой - явное дистанцирование от неба: empty skies above (вверху пустые небеса).

Упоминание в мотиве небесных светил (солнца, звезд), включает их в процесс переживания любви лирическим персонажем, расширяя тем самым границы событий до космических: million stars were shining (миллионы звезд светили), stars will fall from dark skies as ancient rocks are turning (звезды будут сыпаться с темных небес как вращающиеся старинные скалы), stars keep secrets (звезды хранят секреты), outside the stars are turning (снаружи вращаются звезды).

Итак, мотив «космической» любви создается с помощью уподобления творцу образа лирического героя и возвеличивания любимой, а также таких глобальных образов, как миры, планеты, небесные светила и океан.

 

Список литературы:

  1.   Козлов, А.С. Рок-музыка: истоки и развитие / А.С. Козлов. - М.: Знание, 1990. - 115 с.
  2.    Стинг, Разбитая музыка / Стинг – Екатеринбург.: У-Фактория, 2005. – 364с.
  3.    Discography [Электронный ресурс] – Режим доступа : http://www.sting.com, свободный. – Загл. с экрана .
  4.   OxfordDictionary [Электронный ресурс] – Режим доступа : http://oxforddictionaries.com/definition/english/, свободный. – Загл. с экрана .
  5.   RollingStonesMagazine [Электронный ресурс] – Режим доступа : http://www.rollingstone.com, свободный. – Загл. с экрана .
Предстоящие заочные международные научно-практические конференции
XVI Международная научно-практическая конференция «Перспективы развития научных исследований в 21 веке»
XVI Международная научно-практическая конференция «Перспективы развития научных исследований в 21 веке»
XVI Международная научно-практическая конференция «Современные проблемы социально-экономического развития»
XVI Международная научно-практическая конференция «Современные проблемы социально-экономического развития»
XVI Международная научно-практическая конференция «Педагогика и психология в контексте современных исследований проблем развития личности»
XVI Международная научно-практическая конференция «Педагогика и психология в контексте современных исследований проблем развития личности»