+7 989 669 15 15



Некоторые синтаксические стратегии современной русской поэзии




Бочавер Светлана Юрьевна

научный сотрудник
Институт языкознания РАН, Россия, г. Москва


Аннотация: Для современной русской поэзии выделен ряд синтаксических стратегий: избегание предикации, абсолютивные обороты с причастиями или деепричастиями, хэджирвание «я», синтаксическая неоднозначность, пропуск личных местоимений, повтор личного местоимения в параллельных конструкциях.

Ключевые слова: современная русская поэзия, синтаксис, поэтический язык.




Библиографическое описание: Бочавер С.Ю. НЕКОТОРЫЕ СИНТАКСИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ПОЭЗИИ [Тема ] //Перспективы развития научных исследований в 21 веке: сборник материалов 12-й международной науч.-практ. конф., (г. Махачкала, 30 октября, 2016 г.) - Махачкала: Издательство "Апробация", 2016 – C.49-51


Рассмотрение корпуса поэтических текстов, написанных за последние 35 лет, позволяет увидеть некоторые системно повторяющиеся особенности поэтического синтаксиса и поэтической грамматики, что соответствует тезису И.И. Ковтуновой о том, что грамматические особенности регулярно воспроизводятся и легко складываются в систему [3, с.4]. В этой статье в качестве основных мы назовем тенденции, непосредственно связанные с конструированием субъекта. Явления, относящиеся к этой сфере, представляются особенно интересными и значимыми, поскольку субъект сейчас является одной из центральных проблем поэзии [4].

Субъект современного поэтического текста конструируется совокупностью синтаксических средств, тем не менее, представляется возможным выделить ряд стратегий или тенденций, которые регулярно встречаются в произведениях разных авторов. При этом далеко не всегда субъект имеет выражение на поверхностном синтаксическом уровне, не все из выделенных нами стратегий предполагают использование личных местоимений 1 и 2 лица, а в некоторых их использование очень ограничено[1].

1. «Избегание предикации». Текст в подобных случаях собирается из неопределенного количества номинаций. Граница синтаксических единиц может совпадать или не совпадать с границами строки. Ярким примером этой стратегии выступает А. Скидан. Обращаясь к данной синтаксической стратегии, поэты создают текст максимально остраненный и дистанцированный от субъекта. В ряде текстов избегание предикации сочетается с полным отсутствием показателей лица.

2. Абсолютивное использование причастий и деепричастий. Текст строится на нетривиальном использовании синтаксиса. В контекстах абсолютивного употребления причастий и деепричастий легко возникает грамматическая или синтаксическая омонимия. Одни и те же синтаксические единицы могут соотносится как с субъектом, выраженным первым лицом, так и с адресатом второго лица или героем третьего лица. Эту стратегию можно проиллюстрировать примерами из В. Аристова и Д. Ларионова.

3. Синтаксическая неоднозначность. При подобном синтаксическом построении текста неоднозначность не избегается, а, напротив, нагнетается при помощи собственно синтаксических или графических средств. Подобную организацию текста можно рассматривать именно как один из формальных или грамматических коррелятов современной поэтической субъективности, последовательно избегающей однозначности и простоты. Синтаксическая неоднозначность встречается в произведениях А. Глазовой, Н. Азаровой, Г. Рымбу, К. Корчагина и мн.др.

4. Хэджирование «я». В подобных текстах встречаются знаки, служащие увеличению дистанции между автором и субъектом, субъект поэтического высказывания ограничивается графической или дискурсивной рамкой.

4а. Графические приемы хэджирования. Примером этого могут служить различные знаки чужой речи. В этом контексте могут быть рассмотрены кавычки, цитирование, диалогическая речь. Все это встречается в поэзии Г. Айги, А. Скидана, В. Пуханова, С. Львовского,

4б. Драматизация поэтического текста может быть проанализирована как очень продуктивная стратегия построения множественного субъекта, встречающаяся у самых разных авторов. Драматизация возникает в результате сочетания определенных синтаксических и графических средств, позволяющих создать в рамках одного текста нескольких говорящих. Сложная структура драматического текста отражает множественность и расщепленность субъекта, диалогичность, различные точки зрения (Е. Фанайлова, С. Завьялов, В. Аристов).

5. Пропуск личного местоимения.

5а. Грамматическая омонимия может быть одним из средств, используемых для создания множественного субъекта. Так, формы прошедшего времени мужского рода или множественного числа могут быть соотнесены с любым лицом. Можно считать, что концептуалистский мерцающий субъект может выражаться не только мерцанием различных дискурсов, но и мерцанием реконструируемых подлежащих.

5б. Пропуск личного местоимения в сочетании с формами глагола настоящего времени не приводит к столь множественным прочтениям. Форма глагола указывает на субъекта вполне однозначно. Пропуск личного местоимения в русском языке возможен, но не обязателен с точки зрения грамматики, русский язык, в отличие от испанского, не является продропным. Тем не менее, продроп все чаще встречается в поэзии и, возможно, претендует на статус новой внутрипоэтической нормы.

6. Эксплицитное «я». Тексты, где местоимения первого лица присутствуют, можно разделить на те, что тяготеют к единичным использованиям в середине строки (С. Львовский), и те, что многократно посторяют я в однотипных синтаксических конструкциях[2], нередко выдвигая сестоимение в сильную позицию начала строки (Е. Фанайлова, Г. Рымбу, Л. Оборин, Д. Давыдов).

Проанализированные стратегии встречаются в тестах авторов, относящихся к различным поэтическим направлениям и поколениям. Тексты, таким образом, формируют континуум, полярными точками которого являются предельная безличность и настойчивое выдвижение первого лица на первый план.

 

 

Список литературы:

1. Винокур, Г. О. Я и ты в лирике Баратынского // Филологические исследования: Лингвистика и поэтика. М. : Наука, 1990. С. 241-249.

2. Ковтунова, И. И. Поэтический синтаксис. — М. : Наука, 1986. — 207с.

3. Кожевникова, Н. А. Избранные работы по языку художественной литературы. —М. : Знак, 2009. — 896 с.

4. Корчагин, К. Маска сдирается вместе с кожей: способы конструирования субъекта в политической поэзии 2010-х годов. [Электронный ресурс] // Новое литературное обозрение. — 6 — 2013. Режим доступа: http://www.nlobooks.ru/node/4183.


 



[1] Одним из пионеров в описании поэтической грамматики местоимений был Винокур и его исследование о местоимениях в поэтике Баратынского [1].

[2] Параллельные конструкции в поэтическом и прозаическом синтаксисе рассмотрены в [3].

Предстоящие заочные международные научно-практические конференции
A-415
Направления: все научные дисциплины
Прием материалов 31 декабря 2017 г
P-116
Направления: педагогика,психология,культурология
Прием материалов 24 декабря 2017 г.
E-415
Направления: экономика,социология
Прием материалов 24 декабря 2017 г.