+7 989 669 15 15



НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ПАРЛАМЕНТАРИЕВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПАРЛАМЕНТАРИЕВ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ




Шарафулисламова Е.В.* Шеховцов В.А.**

магистрант кафедры конституционного и административного права Юридической школы ДВФУ, Россия, г. Владивосток* научный руководитель, к.ю.н., профессор кафедры конституционного и административного права Юридической школы ДВФУ, Россия, г. Владивосток**

В статье проводится анализ неприкосновенности парламентариев Российской Федерации и неприкосновенности парламентариев субъектов Российской Федерации.

Ключевые слова: Ключевые слова: парламент,неприкосновенность парламентария,неприкосновенность парламентария субъекта Российской Федерации.




Библиографическое описание: Библиографическое описание:


По своему содержанию неприкосновенность парламентария - это гарантия более высокого уровня по сравнению с общими конституционными гарантиями неприкосновенности личности, однако она не является личной привилегией, а имеет публично-правовой характер и призвана служить публичным интересам, обеспечивая повышенную правовую охрану личности парламентария в силу осуществляемых им государственных функций, ограждая его от необоснованных преследований, а следовательно, и от незаконного прекращения полномочий, способствуя беспрепятственной деятельности парламентария и парламента в целом, их самостоятельности и независимости.

Как известно, неприкосновенность парламентария Федерального Собрания Российской Федерации и неприкосновенность парламентариев законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов имеют особенности.

В ст. 98 Конституции Российской Федерации закреплено, что члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы обладают неприкосновенностью в течение всего срока их полномочий. Они не могут быть задержаны, арестованы, подвергнуты обыску, кроме случаев задержания на месте преступления, а также подвергнуты личному досмотру, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других людей. Вопрос о лишении неприкосновенности решается по представлению Генерального прокурора Российской Федерации соответствующей палатой Федерального Собрания. В Конституции не указывается про неприкосновенность парламентариев законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Федерации.

Статья 19 Федерального закона от 08.05.1994 № 3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» более подробно раскрывает положение Конституции о неприкосновенности федеральных парламентариев.

Конституционный суд в постановлении от 27 декабря 2012 г. N 34-П отмечает следующее. Обеспечивая баланс частных и публичных интересов при осуществлении правового регулирования в сфере народовластия, федеральный законодатель, обладающий достаточно широкой свободой усмотрения в выборе вариантов правового регулирования, обязан соблюдать конституционные требования, касающиеся условий реализации и возможных ограничений указанных конституционных прав, и гарантировать выражение воли народа посредством свободных выборов и независимость избранных в парламент граждан Российской Федерации, устанавливая только конституционно оправданные и обусловленные конституционным статусом парламентария требования к кандидату в депутаты и избранным в Государственную Думу гражданам Российской Федерации [1].

 Гарантии неприкосновенности депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ установлены ст. 13 Федерального закона от 06.10.1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», согласно п. 2 которой, в случае привлечения депутата к уголовной или административной ответственности, его задержания, ареста, обыска, допроса, совершения иных уголовно-процессуальных или административно-процессуальных действий, проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении депутата, его багажа, личных и служебных транспортных средств, переписки, используемых им средств связи и принадлежащих ему служебных транспортных средств, переписки, используемых им средств связи и принадлежащих ему документов, а также при проведении оперативно-розыскных мероприятий в занимаемых им жилом и служебном помещениях применяется особый порядок производства по уголовным или административным делам, установленный федеральными законами.

В п. 3 той же статьи установлено, что депутат не может быть привлечен к уголовной или административной ответственности за высказанное мнение, позицию, выраженную при голосовании, и другие действия, соответствующие статусу депутата, в том числе по истечении срока его полномочий. Данное положение не распространяется на случаи, когда депутатом были допущены публичные оскорбления, клевета или иные нарушения, ответственность за которые предусмотрена федеральным законом.

В частности, такие же гарантии установлены в ст. 20 Закона Приморского края от 20.03.1995 № 2-КЗ «О статусе депутата Законодательного Собрания Приморского края».

Коновалова Л.Г. в своей работе «Иммунитет депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ» выделяет пять этапов в развитии института неприкосновенности депутатов законодательных (представительных) органов власти субъектов РФ [2, с. 19]:

1-й этап: 1993-1999 гг. Этот период характеризуется отсутствием федерального уровня, предусматривающего неприкосновенность депутата парламента субъекта РФ. Поэтому органы власти субъектов РФ, продолжая советскую традицию наличия неприкосновенности у депутатов всех уровней власти, по собственной инициативе закрепляли ее в своем законодательстве.

Однако 30 ноября 1995 г. такая практика была признана неконституционной, поскольку субъекты не могут осуществлять законотворчество по предметам исключительного ведения РФ, к которым относится уголовное и уголовно-процессуальное законодательство.

2-й этап: 1999-2002 гг. Федеральным законом от 6 октября 1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти была установлена неприкосновенность для депутатов парламентов субъектов РФ.

3-й этап: апрель - июль 2002 г. 12 апреля 2002 Конституционный суд РФ признал положения Закона № 184-ФЗ неконституционными. В Постановлении от 12 апреля 2002 № 9-П орган конституционной юстиции указал, что федеральный орган, закрепляя принцип неприкосновенности депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ, не может освобождать их от уголовной и административной ответственности, налагаемой в судебном порядке, но вправе предусмотреть особые условия привлечения их к такой ответственности.

С 2002 г. неприкосновенность депутатов парламентов субъектов РФ получила новую трактовку: не как недопустимость привлечения депутата к ответственности без согласия парламента, а как усложненный порядок привлечения к ответственности. В связи с этим стали применяться нормы Уголовно-процессуального кодекса РФ, по которым решение о возбуждении уголовного дела в отношении депутата регионального парламента либо о привлечении его в качестве обвиняемого принималось прокурорам субъекта РФ с согласия коллегии, состоящей из трех судей верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа.

4-й этап: июль 2002 г. - декабрь 2008 г. В этот период продолжали действовать те же нормы УПК РФ, требующие для возбуждения уголовного дела в отношении депутата парламента субъекта РФ либо привлечения его в качестве обвиняемого решения прокурора субъекта РФ (а с 5 июня 2007 г. – руководителя следственного органа Следственного комитета при прокуратуре РФ по субъекту РФ) с согласия коллегии, состоящей из трех судей субъекта РФ.

5-й этап: декабрь 2008 г. – настоящее время. В целях борьбы с коррупцией 25 декабря 2008 г. был изменен установленный п.9 ч. 1 ст. 448 УПК РФ порядок принятия руководителем следственного органа Следственного комитета при прокуратуре РФ по субъекту РФ решения о возбуждении уголовного дела в отношении депутата парламента субъекта РФ либо о привлечении его в качестве обвиняемого. В частности, было исключено указание на необходимость предварительного получения от коллегии, состоящей из трех судей суда субъекта РФ, заключения о наличии в действиях депутатов признаков преступления.

В настоящее время неприкосновенность депутатов региональных парламентов в части уголовного преследования сводится исключительно к необходимости получить согласие руководителя следственного органа Следственного комитета при прокуратуре РФ по субъекту РФ на возбуждение уголовного дела в отношении депутата и на привлечение его в качестве обвиняемого.

Таким образом, пределы неприкосновенности для депутатов региональных парламентов были существенно снижены.

С одной стороны, снижение пределов неприкосновенности имеет положительную тенденцию, в связи с тем, что институт депутатской неприкосновенности имеет следующие недостатки:

1) порождает коррупцию;

2) создает у депутатов ощущение элитарности, в силу чего они позволяют себе совершать поступки, дискредитирующие в глазах граждан все ценности парламентаризма;

3) используется для борьбы с оппозицией;

4) может трактоваться как дискредитация правоохранительных органов.

С другой стороны, парламентский иммунитет является общепризнанным мировой практикой как эффективное средство обеспечения депутатских полномочий, беспрепятственной деятельности, независимости и самостоятельности как отдельного парламентария, так и парламента в  целом [3, с. 22].

 

Список литературы:

1. Постановление Конституционного Суда РФ от 27.12.2012 N 34-П "По делу о проверке конституционности положений пункта "в" части первой и части пятой статьи 4 Федерального закона "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы" [Электронный ресурс]: Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».

2. Коновалова Л.Г. Иммунитет депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ // Российский юридический журнал. 2010. n 6. с. 15 - 24.

3. Шаклеин Н.И. Парламентский иммунитет и вопросы борьбы с коррупцией // Юридический мир. 2011. n 7. с. 20 - 22.

Предстоящие заочные международные научно-практические конференции
XVII Международная научно-практическая конференция «Теоретические и практические проблемы  развития современной науки»
XVII Международная научно-практическая конференция «Теоретические и практические проблемы развития современной науки»
XIX Международная научно-практическая конференция «Научный поиск в современном мире»
XIX Международная научно-практическая конференция «Научный поиск в современном мире»
XVIII Международная научно-практическая конференция «Научный поиск в современном мире»
XVIII Международная научно-практическая конференция «Научный поиск в современном мире»