Представление результатов оперативно-розыскной деятельности как способ собирания вещественных доказательств на стадии возбуждения уголовного дела




Мамедов Рамил Ягубович

соискатель. Место учебы: Краснодарский университет МВД РФ. Подразделение: кафедра уголовного процесса. Место работы: преподаватель филиала ФГБОУ ВПО «Кубанского государственного университета» г. Тихорецке

Аннотация: Автор делает обоснованный вывод о том, что представление вещественных доказательств является одним из способов собирания доказательств. В статье отмечается, что собирание вещественных доказательств возможно и на стадии возбуждения уголовного дела. Предметы с признаками вещественного доказательства могут быть пред-ставлены не только в ходе сообщения о преступлении, явки с повинной, но и в ходе получения результатов оперативно-розыскной деятельности. Но, безусловно, предметы и документы- результаты оперативно-розыскной деятельности должны быть получены с учетом требований действующего законодательства.

Ключевые слова: представление вещественных доказательств, стадия возбуждения уголовного дела, материалы оперативно-розыскной деятельности.




Библиографическое описание: Мамедов Р.Я. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КАК СПОСОБ СОБИРАНИЯ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НА СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА [Текст] // Перспективы развития научных исследований в 21 веке: сборник материалов 7-й международной науч.-практ. конф., (г. Махачкала, 28 февраля, 2015г.) - Махачкала: Издательство "Апробация", 2015 – C.124-130


Вопросы о возможности собирания доказательств, в том числе и вещественных доказательств, о способах собирания доказательств, о доказательственном значении собранных сведений, предметов, документов на стадии возбуждения уголовного дела в теории уголовного процесса являются весьма обсуждаемыми. Указанные вопросы долгое время оставались спорными. Такими же дискуссионными они остаются и до сих пор. Отдельные ученые, считая, что возбуждение уголовного дела практически сливается с начальным моментом предварительного расследования, утверждают, что стадия возбуждения уголовного дела не содержит в себе процессуальной деятельности, что уголовный процесс начинается с момента вынесения постановления о возбуждении уголовного делах[6.C.232]. С.П. Сереброва вообще не признает само существование в уголовном судопроизводстве стадии возбуждении уголовного дела, отрицая тем самым наличие доказательственной информации на этой стадии[5.C.13]. Некоторые ученые отрицают существование собирания доказательств на стадии возбуждения уголовного дела[3.C.173, 101,70-81]. Следует отметить, что отрицание возможности существования собирания доказательств на стадии возбуждения уголовного дела, в основном, высказывалось учеными до принятия действующего УПК РФ. УПК РСФСР лишь в общих чертах регламентировал процессуальную деятельность в стадии возбуждения уголовного дела. В этом кодексе каких-либо указаний на возможность доказывания в стадии возбуждения уголовного дела не было.

Другая группа процессуалистов придерживаются противоположенной точки зрения, которая является в настоящее время господствующей, и заключается в том, что собирание доказательств начинается уже на стадии возбуждения уголовного дела[4.C.95].

Мы согласны с правильной, как нам представляется, точкой зрения ученых о том, что уголовно-процессуальное доказывание, в том числе, собирание вещественных доказательств, точнее предметов и документов, которые в будущем могут быть признаны вещественными доказательствами, осуществляется уже на первой стадии уголовного судопроизводства. Данный факт закреплен общими положениями уголовно-процессуального законодательства. В ст. 86 УПК РФ указано, что собирание доказательств осуществляется в процессе уголовного судопроизводства. Согласно п.56 ст.5 УПК РФ уголовное судопроизводство включает досудебное и судебное производства по уголовному делу. Досудебное производство указано в п.9 ст.5 УПК РФ – это уголовное судопроизводство с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу.

Таким образом, мы пришли к выводу, что стадия возбуждения уголовного дела существует, в ней имеют место доказывание и все составляющие этого процесса. Безусловно, что способы собирания вещественных доказательств в этой стадии имеют свою специфику, которая соответствует особенностям складывающейся здесь познавательной ситуации. Прежде всего, стадия возбуждения уголовного дела от других стадий отличается ограниченным кругом субъектов и определенными процессуальными действиями, используемыми в качестве способов собирания доказательств вообще и вещественных в частности. Круг способов собирания вещественных доказательств, допустимых на указанной стадии, должен быть четко определен и ограничен, поскольку безосновательное расширение круга способов собирания доказательств на этой стадии может привести к стиранию грани между стадиями возбуждения уголовного дела и предварительного расследования.

Представление доказательств на стадии возбуждения уголовного дела, по нашему мнению, может иметь место, во-первых, когда граждане, должностные лица, предприятия, учреждения, организации представляют письменные документы и предметы в ходе сделанных заявлений, объяснений, явок с повинной. Во-вторых, путем представления доказательств оформляются материалы, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности, административной или ревизионной (проверочной) деятельности, могущие служить основанием и поводом для возбуждения уголовного дела.

Представление вещественных доказательств на стадии возбуждения уголовного дела может осуществляться в форме получения результатов ОРД. Но, безусловно, предметы и документы- результаты оперативно-розыскной деятельности должны быть получены с учетом требований действующего законодательства.

Судебная практика показывает, что суды часто исключают из дела материалы, представленные сотрудниками ОРД по причине нарушения Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Хотя проведенное нами анкетирование следственных работников показало, что из 119 человек (100%) большинство из них 84 (70,6%) положительно относятся к материалам, представленным сотрудниками ОРД, активно используют вещественные доказательства, полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий[12.].

Чтобы показать какие доводы на практике выдвигаются защитниками с целью исключения доказательств, полученных в результате ОРД, насколько они являются серьезными, автор считает необходимым проанализировать находящееся в материалах уголовного дела ходатайство защитника об исключении вещественных доказательств, заслуживающее, по нашему мнению, внимание. На основании ст. 75 УПК РФ защитник просил признать недопустимым вещественное доказательство – диск с копией записи переговоров, переданный оперативными сотрудниками 21.07.2012 года, по следующим причинам:

- оснований для проведения ОРМ не было. Постановления, на основании которых проводились ОРМ, утверждены ненадлежащим лицом, документы не рассекречены;

-диск не опечатан, не индивидуализирован при передаче, не содержит сведений о лицах, которыми произведены записи и представлены, нет сведений о технических средствах, с помощью которых произведены записи, не указано время начала и окончания записи, не указан способ копирования записей – в нарушение Инструкции, утвержденной приказом МВД РФ;

- диск не рассекречен;

- диск не введен в уголовный процесс надлежащим способом (не изъят у сотрудников оперативной службы);

- просмотр записи показал, что время создания файла 01.01.2011 года;

- в протоколе осмотра записано, что запись заканчивается словами: «Вон видишь деревяшка», а в заключение экспертизы иной текст: «Вон лежит деревяшка». При прослушивании диска последними словами оказались: «Деньги остались на месте, он не взял деньги». Значит, представлялся другой диск;

- обвинением не представлено доказательств, что запись – оригинал фонограммы. Следователь, отказывая в удовлетворении ходатайства о предоставлении оригиналов записей, прямо указывает, что были изъяты копии, на экспертизу представлены копии, а не оригиналы;

- по заключению экспертов данные записи не пригодны для идентификации;

- экспертным исследованием не подтверждено на 100%, что диск не содержит признаков монтажа (только в пределах чувствительности технических средств).

Далее защитник указывает, что в соответствии с Инструкцией о порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органом, осуществляющим ОРД, должны быть приняты необходимые меры для сохранности и целости (защита от деформации, размагничивания, обесцвечивания, стирания и другие) материалов, документов и иных объектов, полученных при проведении ОРМ. При изготовлении копии – обязательно делается соответствующая отметка. Инструкция требует, что результаты ОРД должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, а также к вещественным доказательствам, должны содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на ОРМ, при проведении которых получены предполагаемые доказательства, а также иные данные, позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства вещественные доказательства, сформированные на их основе. В соответствии с Законом об ОРД фонограммы, полученные в результате прослушивания телефонных и иных переговоров, хранятся в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность их прослушивания и тиражирования посторонними лицами. В случае возбуждения уголовного дела фонограмма и бумажный носитель записи переговоров представляются следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественного доказательства. Гражданский Кодекс РФ в статье 1305 дает понятие фонограммы как оригинал записи. А под экземпляром фонограммы понимается ее копия на любом материальном носителе, изготовленная непосредственно или косвенно с фонограммы и включающая все или некоторые звуки или их отображения, зафиксированные в этой фонограмме. Статья 186 УПК РФ содержит требования к фонограмме как доказательству: она передается органом ОРД следователю в опечатанном виде с сопроводительным письмом и в полном объеме приобщается к материалам уголовного дела на основании постановления следователя как вещественное доказательство, хранится в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность прослушивания и тиражирования фонограммы посторонними лицами, обеспечивающую техническую пригодность для повторного прослушивания, в том числе и в судебном заседании[ 13].

Этот пример показывает, что именно должны проверять субъекты уголовного доказывания в полученных материалах ОРД с точки зрения законности, а также убеждает нас в том, что результаты ОРД могут использоваться в доказывании по уголовным дела, но не напрямую, а только в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

Предметы и документы, полученные в результате ОРД, могут быть введены в уголовный процесс в качестве вещественных доказательств, при соблюдении ряда условий, среди которых следует выделить следующие:

- они должны быть получены в соответствии с требованиями, предъявляемыми Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» к каждому из оперативно-розыскных мероприятий;

- производство каждого из этих мероприятий должно быть надлежащим образом закреплено[1. C.165].

- предметы и документы направляются с соответствующим документом оперативного органа, в котором указывается их значение для возбуждения уголовного дела, с обязательным указанием их происхождения;

- принятый объект или документ должен быть осмотрен и описан лицом, производящим расследование, о чем составляется протокол.

Свое решение о приобщении представленного материала уполномоченный орган оформляет мотивированным постановлением[7.C.50-51].

Правовая основа исследуемого нами вопроса зиждется на законе: ст.89 УПК РФ и ст.11 Федерального закона от 12 августа 1995 года №114-ФЗ «Об оперативной деятельности».

В этих статьях двух законов закреплена возможность использования в уголовно-процессуальном доказывании подобного рода доказательств (доказательств, которые явились результатами оперативно-розыскной деятельности). Результаты оперативно-розыскной деятельности появляются вне уголовного процесса, но они могут быть введены в сферу уголовного судопроизводства, они могут быть и поводом для возбуждения уголовного дела, поэтому предлагаем дополнить ч.1 ст.140 УПК РФ положением о том, что представленные результаты ОРД являются поводом для возбуждения уголовного дела. Кроме того, мы считаем, что ст.89 УПК РФ не приносит пользы в существующей редакции, поэтому мы предлагаем иную редакцию этой статьи: «Результаты оперативно-розыскной деятельности являются основанием для возбуждения уголовного дела. В процессе доказывания разрешается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом».

Кроме того, предлагаем дополнить ст.144 УПК РФ о том, что предоставление результатов ОРД дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору и в суд для осуществления проверки сообщения о преступлении осуществляется в соответствии с ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» и Инструкцией «О порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд».

Если в рамках уголовного процесса сведения, предметы, документы как результаты оперативно-розыскных мер были получены без нарушения требований УПК РФ, то они допустимы, имеют юридическую силу. Но дознаватели и следователи должны обращать внимание на соблюдение законности сотрудниками, осуществляющими ОРД. Так, согласно статье 2 Федерального закона «Об оперативной деятельности» задачами такой деятельности являются, в частности, выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, а статья 5 указанного закона запрещает органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, «подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий» (эти действия в данном законе определены как провокация).

Верховный Суд РФ своим определением от 05 марта 2013 года удовлетворил надзорную жалобу Дацко Е.А., осужденного приговором Тихорецкого районного суда от 06 апреля 2007 года к 9 годам лишения свободы по п. «б» ч.2 ст.228.1, по ч.3 ст.30 ч.3 ст.228.1, по ч.3 ст.30 ст.228.1, по ч.3 ст.30 и п. «г» ч.3 ст.228.1, по ч.2 ст.2281 УК РФ, приговор суда изменил, из осуждения по ч.3 ст.30, п. «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ исключил осуждение Дацко Е.А. за покушение на незаконный сбыт наркотических средств 04 февраля 2007 года, смягчив наказание. В обоснование своего решения Верховный Суд РФ указал, что поскольку задачей ОРД является пресечение преступления, то при подтверждении информации о совершающемся преступлении дальнейшая оперативно-розыскная деятельность возможна лишь при условии ее соответствия задачам, перечисленным в статье 2 Федерального Закона «Об оперативной деятельности». Эти требования по указанному уголовному делу были нарушены. Как следует из материалов уголовного дела, при наличии оснований, предусмотренных п.1 ч.2 ст.7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», в отношении неустановленного мужчины по имени Евгений, 29 января 2007 года была произведена проверочная закупка. Однако вопреки задачам оперативно-розыскной деятельности, после того, как 29 января 2007 года сотрудники Тихорецкого МРО УФСКН РФ по Краснодарскому краю уже выявили инкриминируемые Дацко Е.А. деяния, они не пресекли его действия, имея такую возможность, а вновь 4 февраля 2007 года с помощью Лодвикова В.Г., выступающего в качестве покупателя при проведении проверочных закупок, провели оперативно-розыскное мероприятие «проверочная закупка» в отношении уже известного им лица, чем создали условия для дальнейших незаконных действий Дацко Е.А. по обороту наркотических средств. При этом, действия оперативных сотрудников не были вызваны необходимостью. Каких-либо новых результатов продолжение оперативно-розыскных мероприятий не имело, иные лица, причастные к незаконному обороту наркотических средств, не установлены[10]. Никакие сведения не могут быть рассмотрены в качестве доказательств, если они получены путем провокации со стороны сотрудников оперативных служб[2.C.79].

По делу Ваньяна, осужденного по ст.228 УК РФ, Европейский суд по правам человека признал, что имело место нарушение п.1 ст.6 в совокупности с подпунктами «С» пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав и свобод человека. Было установлено, что некто О.З., выполняя инструкции милиции, согласилась принять участие в «проверочной закупке», чтобы проверить причастность Ваньяна к обороту наркотических средств, и попросила его приобрести для нее наркотики. До вмешательства О.З. не было никаких доказательств, что у милиции были основания подозревать заявителя Ваньяна в распространении наркотиков. Простое заявление в суде сотрудников милиции о том, что они располагали информацией о причастности заявителя к распространению наркотиков не достаточно и не может быть принято во внимание. Ничто не предполагало, что преступление было бы им совершено без вмешательства О.З. Поэтому Европейский Суд обоснованно сделал вывод, что милиция спровоцировала приобретение наркотиков Ваньяном по просьбе О.З. Обвинение было обосновано на показаниях О.З. и сотрудников милиции. Суд указал, что вмешательство со стороны милиции и использование полученных вследствие этого доказательств при рассмотрении уголовного дела против заявителя неправомерно, подрывали справедливость судебного разбирательства[9].

Сами по себе результаты оперативно-розыскной деятельности не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ. А ст.89 УПК РФ фактически не регламентирует процедуру представления и использования результатов ОРД в качестве доказательств.

Правовой основой представления и приобщения результатов ОРД в качестве доказательств, в том числе и вещественных доказательств, являются Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»[8] и Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд, утвержденная приказом МВД России, Минобороны России, ФСБ России, ФСО России, ФТС России, СВР России, ФСИН России, ФСНК России, Следственного комитета Российской Федерации от 27.09.2013 года №776/703/509/507/1820/42/535/398/68[11] (далее Инструкция). В соответствии с указанными документами оперативно-розыскная деятельность может производиться до возбуждения уголовного дела, а результаты могут использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего собирание, проверку и оценку доказательств.

Представление результатов ОРД в порядке ст.ст.144, 145 УПК РФ осуществляется на основании постановления о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности, дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд, утвержденного руководителем органа, осуществляющего ОРД. К постановлению могут прилагаться полученные при проведении ОРМ фотоматериалы, фонограммы, кассеты видеозаписи, носители компьютерной информации, чертежи, планы, схемы, акты, справки и другие материалы, а также иные материальные объекты, которые в соответствии с УПК РФ могут быть признаны вещественными доказательствами. В Инструкции указано, что результаты ОРД могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела. Однако в ч.1 ст.140 УПК РФ такого повода для возбуждения уголовного дела не предусмотрено.

Представление вещественных доказательств на стадии возбуждения уголовного дела является важным каналом получения доказательственной информации. Однако в уголовно-процессуальном законодательстве отсутствует детальная регламентация порядка получения предметов и документов с признаками вещественных доказательств. Представление вещественных доказательств является самостоятельным и полноправным способом собирания вещественных доказательств. Совершенствование правового регулирования процедуры представления вещественных доказательств на стадии возбуждения уголовного дела позволит оптимизировать состязательность сторон, а в целом повысить качество уголовного судопроизводства.

 

Список литературы:

1. Баев О.Я., Солодов Д.А. Производство следственных действий. Криминалистический анализ УПК России. Практика. Рекомендации профессионалов. М., 2009. С.165.

2. Демурчев Л.Г. Собирание доказательств в ходе досудебного производства путем проведения иных процессуальных действий: диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Краснодар, 2012. С.79.

3. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. М., 1961. С.173; Бородин С.В. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. М., 1970. С.101; Кудин Ф.Н., Костенко Р.В. Достаточность доказательств в уголовном процессе. Краснодар, 2000. С.70-81.

4. Корнеева Л.М. Доказывание при отказе в возбуждении уголовного дела// Советское государство и право. 1975. №2. С.95; Сердюков П.П.Доказательства в стадии возбуждения уголовного дела. Иркутск, 1981. С.13;Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. Воронеж, 1983. С.91-97; Ларин А.М. Работа следователя с доказательствами. М., 1966.С.75; Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе: методологические и правовые проблемы. Саратов, 1986. С.55;Быков В.М., Березина Л.В. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела по УПК РФ. Казань, 2006. С.94-189, и др.   

5. Сереброва С.П. Проблемы рационализации досудебного производства: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 1994. С.13;

6. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962. С.232.

7. Шейфер С.А. Проблемы допустимости доказательств требуют дальнейшей разработки// Государство и право. №10. 2001. С.50-51.

Нормативные документы:

8. Федеральный закон от 12 августа 1995 года №144-ФЗ (в ред. от 21.12.2013. №369-ФЗ). СПС «Консультант Плюс»

9. Постановление Европейского суда по правам человека от 15.12.2005. «Дело «Ваньян против Российской Федерации» СПС «Консультант Плюс».

10. Определение Верховного Суда РФ (суда надзорной инстанции) от 05.03.2013 года №18-Д13-14/ СПС «Консультант Плюс».

11. Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд, утвержденная приказом МВД России, Минобороны России, ФСБ России, ФСО России, ФТС России, СВР России, ФСИН России, ФСНК России, Следственного комитета Российской Федерации от 27.09.2013 года №776/703/509/507/1820/42/535/398/68

12. Архив районного суда г. Тихорецка Краснодарского Краснодарского края за 2013- 2014 годы.

13. Архив районного суда г. Тихорецка Краснодарского Краснодарского края за 2013 год. Уголовное дела № 1- 79/13.

 

 

Предстоящие заочные международные научно-практические конференции
XVII Международная научно-практическая конференция «Теоретические и практические проблемы  развития современной науки»
XVII Международная научно-практическая конференция «Теоретические и практические проблемы развития современной науки»
XIX Международная научно-практическая конференция «Научный поиск в современном мире»
XIX Международная научно-практическая конференция «Научный поиск в современном мире»
XVIII Международная научно-практическая конференция «Научный поиск в современном мире»
XVIII Международная научно-практическая конференция «Научный поиск в современном мире»