+7 989 669 15 15



СРЕДСТВА ИНТЕНСИФИКАЦИИ ПЕЙОРАЦИИ В КОНТЕКСТЕ




Турецкова Ирина Валерьевна

к.ф.н., доцент кафедры иностранных языков, Оренбургский государственный педагогический университет, г. Оренбург

В статье исследуются графические, фонетические и стилистические средства пейорации, не имеющие пейоративного значения, а лишь усиливающие пейоративный эффект. Приводятся и анализируются примеры из произведений современных немецких авторов, иллюстрирующие основные положения и выводы.

Ключевые слова: Ключевые слова: пейоративность,дальняя периферия поля,прагматика,эмотивные предложения,вокативные предложения,иррадиация пейоративности.




Библиографическое описание: Библиографическое описание:


Мощным инструментом воздействия на получателя информации является пейоративная лексика. Пейоративная лексика воздействует на психологическое и эмоциональное состояние адресата и способствует реализации интенции говорящего. В зависимости от намерений партнеров по коммуникации, от их личностных характеристик и социальных статусов, от самой речевой ситуации диапазон оттенков пейоративного значения довольно широк. Он включает такие нюансы значения как презрение, пренебрежение, отвращение, уничижение, омерзение, неодобрение, негодование, порицание, осуждение.

Пейоративность представляет собой функционально-семантическое поле. Следует отметить, что все компоненты поля находятся в тесной связи друг с другом и выступают в совокупности в пейоративном контексте. В данной статье обратимся к рассмотрению дальней периферии поля пейоративности.

При исследовании дальней периферии поля пейоративности нами было установлено существование средств интенсификации пейорации, которые направлены не на создание пейоративов, а лишь на усиление пейоративного эффекта. Сюда мы относим графические, фонетические и стилистические средства. Они являются вспомогательными, поскольку основную нагрузку несёт всё-таки семантика полнозначного слова.

Справедливо утверждение, что «эмоциональное и эстетическое воздействие литературы при восприятии её содержания зависит от сочетания обеих реализаций – звуковой и графической» [1,с.14].

Вместе с тем, пунктуационные и графические средства не являются наиболее значимыми в ряду элементарных средств создания оценочности. К таким показателям оценки относятся: кавычки, особая постановка вопросительного и восклицательного знаков (в скобках, в центре предложения или совместно - ?! – в конце предложения), прописная буква вместо строчной, шрифтовые выделения (курсив, жирный шрифт) и другие [2,с.107].

Es war ihm zur Gewohnheit geworden, einmal in der Woche die Toilettenfrau grob zu beschimpfen, sie mit oftmals recht altmodischen Ausdrücken wie: Dirne, Metze, Frauenzimmer, Verruchte, Unselige! zu benennen [7,с.699]. С помощью восклицательного знака акцентируется в предложении важная информация.

Wegdamit! dachteTerrier, augenblicklichwegmitdiesem ... „Teufel“ wollte er sagen [9,с.24]. Многоточие в этом предложении передает возмущение и взволнованность героя, заставляет читателя на какое-то время остановиться, самому пережить всю гамму чувств и предположить дальнейший ход событий.

К фонетическим средствам выражения негативной оценки относится ироническая, неодобрительная, саркастическая, язвительная интонация [3,с.109].

Rist schrie: “Pfäffischer Agent!” Jemand verstieg sich in den Ruf: “Weiche, Satan!”[6,с.113]

„O Gott, der Teufel!“, was mir ein leichtes Kichern entlockte, das aber nicht boshaft gemeint war [7,с.678]. Интонация возмущения, злости.

Moscherosch höhnte: In welcher Zeit der junge Fant eigentlich lebe! [6,с.28] Выражение издевки, иронии, насмешки.

Однако интонационно выражаемые эмоции и оценка являются в высказывании переменными величинами, они целиком зависят от переменчивых прагматических установок говорящего. Считается, что субъективность как общее свойство языка является главным фактором в речевой прагматике, а интонация – самым прямым и самым экономным способом выражения прагматических отношений [4,с.5].

В отдельных случаях от интонации может зависеть позитивность или негативность оценки, поэтому аналогичные эмотивные предложения могут истолковываться по-разному:

Dasdudabist! Хорошо (или плохо), что ты здесь!

Was für ein Mensch! Welch ein Mensch! Какой прекрасный (или отвратительный) человек!

So ein Mensch! Solch ein Mensch! DieserMensch! Такой хороший (или плохой) человек!

WievielMenschen! Удивительно (хорошо, досадно), что много народа!

Sohell! Wiehell! Как хорошо (плохо), что так светло!

Das war ein Film, sag ich dir! Вот это был фильм (отличный, никуда не годный)!

Dies ist heute ein Tag! Ну и денек сегодня (лучше не придумаешь, хуже некуда)!

Достаточно определенный вид оценки создается интонацией в вокативных предложениях. Их специфика в немецком и русском языках обнаруживает много общего:

Karl! (=Schämen musst du dich!); Aber, Kinder! (= Das ist eine Schande!); O, Mutti! (= DuhastmeinenWunscherfüllt).

К дальней периферии поля пейоративности относятся также стилистические средства.Важнейшим средством усиления пейоративности является намеренное употребление автором множества пейоративных единиц при описании определенной ситуации или даже во всем произведении. Свидетельством тому является роман П. Зюскинда «Парфюмер», в котором практически нет положительного героя. Негативной оценке подвергаются не только все (пожалуй, кроме убитых Гренуем девушек) персонажи, но само время. Намеренное употребление огромного количества пейративов является фактически основным признаком стиля романа, ср.: KeinMenschkonnteesfassen, dassderwinzige, kleine, geduckteManndortobenamFenster, diesesWürstchen, diesesarmseligeHäuflein, diesesNichts, überDutzendMordebegangenhabensollte[9,с.288]. Пейоративы могут находиться в гиперонимо-гипонимических отношениях: Nach Mitternacht erst belebte sich der Ort mit allem möglichen Gesindel: Dieben, Mördern, Messerstechern, Huren, Deserteuren, jugendlichen Desperados [9,с.318].

Не следует, однако, считать, что этот прием является признаком авторского стиля П. Зюскинда. В произведениях других писателей можно найти аналогичные по стилю отрывки: Es war ihm zur Gewohnheit geworden, einmal in der Woche die Toilettenfrau grob zu beschimpfen, sie mit oftmals recht altmodischen Ausdrücken wie: Dirne, Metze, Frauenzimmer, Verruchte, Unselige! zu benennen [7,с.699]. Die Geschichte scheint uns ein Tummelplatz der Triebe und der Moden, der Begehrlichkeit, der Habgier und Machtgier, der Mordlust, der Gewalt, der Zerstörungen und der Kriege, der ehrgeizigen Minister und gekauften Generäle [8,с.68]. В последнем контексте наблюдается еще и иррадиация пейоративности на непейоративные единицы Zerstörungen, Kriege, Minister, Generäle.

Важнейшим стилистическим средством, при помощи которого наиболее непосредственно и определённо выражается оценочное отношение к описываемым событиям, предметам и фактам, являются эпитеты или эмоционально-оценочные определения. Они обозначают и выделяют характерные особенности объекта оценки. Эпитеты способны характеризовать предмет в эмоционально-оценочном плане, давая не столько объективную, сколько субъективную характеристику, поскольку оценка в таком случае полностью приписывается продуценту речи. Индивидуальное восприятие событий, явлений или фактов непосредственно зависит от среды, в которой вращается субъект. Сочетание пейоративного эпитета с пейоративным определяемым словом служит мощным средством интенсификации выражения эмоций: ErwareinMeisterinderKunst, LangeweilezuverbreitenundsichalsunbeholfenenTrottelzugeben[9,с.231].

Вполне закономерен факт, что эпитеты часто употребляются в процессе оценивания социальных и политических явлений.

В качестве усилителей пейоративности служат также оценочные наречия tierisch, satanisch, teufelisch, billig: ...ließ es mir leicht fallen, meinen Jan Bronski zu einem billig verzeichneten, satanisch geschminkten Verführer zu kostümieren... [7,с.639]

Изображение отрицательного персонажа в облике дьявола, исчадья ада усиливает эффект неприятия его личностных качеств: Niemand hätte zwar sagen können, wie er sich den Mörder, diesen Teufel, eigentlich vorgestellt hatte [9,с.289].

Синтактико-стилистическим средством, определённым образом влияющим на семантику языковых единиц, является также повтор, имеющий место на всех языковых уровнях. Особенно большое значение приобретает повтор пейоративных лексических единиц. Расширение смыслового объёма повторяющихся единиц высказывания сопровождается, как правило, интенсификацией оценочных элементов.

Рассмотрим несколько примеров:

Du bist ein Stümper, ein barbarischer Stümper oder ein lausiger frecher Rotzbengel [9,с.107].

Koljaczek war also ein Brandstifter, ein mehrfacher Brandstifter... [7,с.26]

В вышеперечисленных примерах повтор способствует созданию эмоциональности предложения. Для того чтобы усилить эмоциональную значимость слов, вызывающих негативную оценку говорящих, повторяются эти слова.

Сказанное позволяет заключить, что прагматический потенциал синтактико-стилистических приёмов изначально интенционально-оценочен. Эта форма оценки наиболее эксплицитна в силу того, что в ней вербализованы все составляющие оценочное действие компоненты: субъект, объект, основание, характер оценки, а также реципиент высказывания.

Таким образом, в немецком языке существует ряд интенсификаторов пейоративности (графические, фонетические и стилистические средства), которые не имеют пейоративного значения, а лишь усиливают пейоративный эффект [5,с.17]. Они также принадлежат дальней периферии поля пейоративности. Среди стилистических средств интенсификации пейорации нами были выделены: намеренное скопление пейоративов при описании одной ситуации, употребление эпитетов или негативно-оценочных определений, использование повторов с расширением смыслового объема повторяющихся пейоративных единиц. Фонетические средства пейорации, включая интонацию, могут быть выражены на письме особыми графическими средствами (кавычки, шрифтовые выделения, особая постановка вопросительного и восклицательного знаков) и являются вспомогательными, поскольку основную нагрузку несет семантика слова.

 

Список литературы:

  1.    Арнольд, И.В. Графические стилистические средства / И.В. Арнольд // Иностранные языки в школе. – 1973. – № 3. – С. 13-20.
  2.   Иванов, Л.Ю. Текст научной дискуссии: дейксис и оценка / Л.Ю. Иванов. – М.: НИП "2Р", 2003. – 206 с.
  3.    Коваленко, Е.В. Языковая актуализация пейоративной оценки (на материале английского языка) : дисс. … канд. филол. наук / Е.В. Коваленко. – Барнаул, 2006. – 189 с.
  4. Муханов, И.Л. Интонация и ее отношение к речевой прагматике [Электронный ресурс] / И.Л. Муханов. – Режим доступа: http://www.gramota.ru/biblio/magazines/ryzr/rzr2001-01/28_166. 2009 /, свободный.
  5.   Турецкова, И.В. Языковые средства манифестации пейоратива в словаре и тексте (на материале немецких пейоративных имен, характеризующих человека) : автореф. дисс. …канд. филол. наук / И.В. Турецкова; Поволжская государственная социально-гуманитарная академия. – Самара, 2011. – 19 с.
  6.   Grass, G. Das Treffen in Telgte: Eine Erzählung / G. Grass. – Darmstadt und Neuwied: Leuchterband Verlag, 1987. – 310 S.
  7. Grass, G. Die Blechtrommel: Roman / G. Grass. – Deutscher Taschenbuch Verlag, 1993. – 779 S.
  8.    Hesse, H. Das Glasperlenspiel: Versuch einer allgemeinverständlichen Einführung in seine Geschichte: in 2 Bd. / H. Hesse. – Berlin und Weimar: Aufbau-Verlag, 1987. – 270 und 266 S.
  9.    Süskind, P. Das Parfüm: die Geschichte eines Mörders / P. Süskind. – Zürich: Diogenes Verlag, 1994. – 320 S.
Предстоящие заочные международные научно-практические конференции
XVII Международная научно-практическая конференция «Теоретические и практические проблемы  развития современной науки»
XVII Международная научно-практическая конференция «Теоретические и практические проблемы развития современной науки»
XIX Международная научно-практическая конференция «Научный поиск в современном мире»
XIX Международная научно-практическая конференция «Научный поиск в современном мире»
XVIII Международная научно-практическая конференция «Научный поиск в современном мире»
XVIII Международная научно-практическая конференция «Научный поиск в современном мире»