+7 989 669 15 15



Виртуальный имидж и его функции в контексте медиапрактик




Жижина Мария Викторовна

доцент, Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского, г. Саратов

Аннотация: Тезисы посвящены рассмотрению нового для психологической науки термина - «виртуальный имидж», и его функций в современных медиапрактиках

Ключевые слова: виртуальный имидж, медиаимидж, имиджевые коммуникации.




Библиографическое описание: Жижина М.В. ВИРТУАЛЬНЫЙ ИМИДЖ И ЕГО ФУНКЦИИ В КОНТЕКСТЕ МЕДИАПРАКТИК [Текст] // Педагогика и психология в контексте современных исследований проблем развития личности: сборник материалов 12-й международной науч.-практ. конф., (г. Махачкала, 23 октября, 2016 г.) - Махачкала: Издательство «Апробация», 2016 – С. 42-44


С развитием новых информационно-коммуникационных технологий значительным образом изменился медиаландшафт, произошла модернизация образа жизни, всю большую роль стали играть имиджевые коммуникации, возросла роль культуры общения в социальных сетях. Проблема медиаимиджа сегодня приобретает новое звучание, мы наблюдаем, как в геометрической прогрессии возрастает значимость имиджа, он становится необходимым элементом жизненного успеха, ресурсом и инструментом социального продвижения. Медиамир не только существенным образом изменил культурное, социально-психологическое пространство современного человека, но и продолжает его менять с помощью новых медиапрактик, актуализации имиджевых коммуникаций в контексте медиакультуры. По мнению исследователей Д. И. Спичевой и И. П. Кужелевой-Саган «поколение Y» или «поколение Миллениума» - это сетевое поколение, люди, чей возраст не превышает 30 лет, и кто использует интернет как инструмент самопрезентации, и кто самоутверждается преимущественно не в реальной жизни, а в виртуальных мирах и сетевых ролевых играх. «С помощью информационно-коммуникационных технологий имидж, по мнению авторов, - становится одним из метаинструментов интерпретации явлений и предметов действительности в социокультурном и историческом контексте. Можно также сказать, что имидж управляет сознанием и поведением «сетевой» молодежи посредством создания виртуальной реальности или реальной виртуальности. Согласно этим авторам, имидж приобретает особое значение для «поколения Y», и «является одновременно формой и результатом символической:

а) идентификации (распознавания) «игреком» чего-либо или кого-либо в ряду подобных;

б) самоидентификации «игрека» (определения им своих собственных общих и уникальных характеристик);

в) самопрезентации (осознанной демонстрации своей похожести или непохожести на других «игреков»)» [1, с.65].

Таким образом, можно сказать, что интернет как глобальный коммуникационный канал, как площадка и средство социализации и самореализации личности, становится не только пространством презентации собственного – реального (медиаимиджа) или виртуального - имиджа личности, в котором разворачиваются вариации на тему «меняем маски, амплуа, образы», но и выступает как мощное средство формирования и продвижения самой персоны, как самопрезентационные практики личности, направленные на социальное продвижение, идентификацию с определенной социальной группой, или виртуальную компенсацию.

 Виртуальный имидж, обусловленный ситуативной ролью имидж-маски, с одной стороны, служит целям компенсации, а с другой – затушевывает негативные стороны личности, в том числе, внешние недостатки и высвечивает наиболее благоприятные, привлекательные особенности личности. Важно отметить, что виртуальный имидж может совпадать, добавлять, полнее раскрывать реальный имидж личности или может частично совпадать с ним, или же – абсолютно не совпадать с реальным имиджем человека. В то же время виртуальный имидж не всегда идеализирует конкретную личность, преувеличивая ее позитивные характеристики, порой наоборот, – он имеет негативный характер, и это зависит от жизненной ситуации и решаемых коммуникативных задач; в ряде случаев виртуальный имидж выполняет функцию психологической защиты.

Теоретический анализ проблемы имиджа и обобщение эмпирических данных позволяют говорить о том, что виртуальный имидж может рассматриваться как: механизм социально-психологического управления; условие вхождения личности в различные социальные группы; функция самомониторинга и самопознания; фактор самовыражения; форма психотерапии – достижения комфортного эмоционального состояния; копинг-ресурс, позволяющий личности пережить сложные жизненные ситуации; фактор идентификации; механизм социализации, социальной адаптации и индивидуализации. Виртуальный имидж, во всяком случае, вполне можно рассматривать как средство эффективной и адресной интернет-коммуникации в социальных сетях, а к его функциям в качестве регулятора социальных отношений и поведения, как это следует из обобщения имеющихся данных, в том числе, и наших собственных исследований, можно отнести такие как: фиксация, презентация и идентификация субъекта интернет-коммуникации, создание социального представления о нем; производство впечатления: предъявление персональной роли и миссии: повышение социального влияния и авторитета.

Следует отметить, что если в отношении функций виртуального имиджа в сетевых коммуникациях появляется какая-то определенность, то в отношении его структуры такой ясности нет. Обобщая различные точки зрения, можно сказать, что в структуре виртуального имиджа необходимо выделять не только внешний облик, но также – отношение к собеседнику, социальную позицию, предпочитаемые и допускаемые образцы поведения и персональную историю (примеры реальных и выдуманных поступков и событий), то есть то, что можно было бы назвать персональной легендой.

 

Список литературы:

  1. Спичева Д. И., Кужелева-Саган И. П. Имидж как инструмент управления сознанием и поведением «поколения Y» // Вестник Томского государственного университета. – 2012. № 363 (октябрь) - С. 64-67.


 

Предстоящие заочные международные научно-практические конференции
A-415
Направления: все научные дисциплины
Прием материалов 31 декабря 2017 г
P-116
Направления: педагогика,психология,культурология
Прием материалов 24 декабря 2017 г.
E-415
Направления: экономика,социология
Прием материалов 24 декабря 2017 г.