+7 989 669 15 15



ВОПЛОЩЕНИЕ СТРАНСТВУЮЩЕГО СЮЖЕТА О НЕПРИЗНАННОМ ПРОРОКЕ В УКРАИНСКОЙ И РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРАХ КОНЦА XIX – НАЧАЛА ХХ В.




Майборода Наталья Викторовна

канд. филол. наук, доцент, Донецкий институт предпринимательства, г. Донецк

В статье рассматривается драма Александра Олеся "По дороге в Сказку" в аспекте наличия в ней странствующего сюжета о пророке, не признанном окружением. Отмечено, что анализируемое произведение имеет неоромантический характер. Проведены параллели с произведениями Максима Горького и Ивана Франко.

Ключевые слова: Ключевые слова: странствующий сюжет,неоромантическое произведение,символизация образов.




Библиографическое описание: Библиографическое описание:


В современном украинском литературоведении утвердилась мысль о символистическом характере творчества Александра Олеся (Л. Демьяновская, О. Олийнык, С. Хороб и т.д.). Не опровергая этого тезиса, заметим, что определенные произведения автора имеют не чисто символистический, но и неоромантический характер. Однако в анализируемом произведении ("По дороге в Сказку") мы прежде всего обращаем внимание не столько на принадлежность его к определенному течению модернизма, сколько на воплощение в нем странствующего сюжета о пророке, не признанном обществом (аллюзии к библейскому Моисею).

Основной мотив драмы Олеся поиски группой людей дороги из темного леса. Люди не знают, что именно хотят отыскать, и просто интуитивно пытаются найти тропу, которая выведет их из мрака. И вот появляется Он, предлагающий конкретную цель: повести людей в Сказку (образы драмы являются обобщенными: главный герой Он, героиня Девушка).

Новый герой, который стремится вывести свой народ к новой жизни, сначала не признан этим народом (типичное романтическое противопоставление герой масса). Над ним смеются, потому что он ночью испугался барсука, он любит девушку, которая выбрала другого, и это также дает повод для насмешек. Девушка утверждает, что главный герой “как ветер. Сегодня здесь, а завтра там[1]” [2, с. 8]. Намечается еще один конфликт с окружением: герой непостоянен, он стремится к какой-то цели, непонятной другим.

В разговоре с любимой Он отождествляет себя с орлом, взлетающим к небу: “Орлы летают над землей, орлы из-под облаков клокочут и, словно колоколом, клекотом к себе зовут. Одних из земли поднимают, вторым зажигают сердца, на третьих ужас наводят!...” [2, с. 8]. И далее добавляет: “О полете в небе я говорю. <...> Я не боюсь небес! Моя открыта грудь!” [2, с. 8]. Говоря словами Леси Украинки, герой Олеся стремится взлететь “ins Blau” (к небесной лазури порыв, присущий многим украинским (нео)романтикам). При этом Он не понимает, как может его избранница любить того, кто всю жизнь просидит в теплой хате, латая чужие ботинки. Понятно, что яркая символика орла это также дань романтической традиции.

Напомним, что традиционный романтический герой, недовольный действительностью, стремился отыскать идеал в другой реальности. А герой неоромантического произведения О. Олеся не только идет сам к этому идеалу, но и хочет вывести к нему других. В этом моменте мы имеем дело с принципиальным отличием романтического героя и неоромантического: для традиционной романтической поэтики не существовало проблемы единения героя с массой, слияния героя с другими персонажами, ибо принципиальным было именно противостояние. В художественной парадигме модернизма эта романтическая традиция трансформируется в другую, видоизмененную, и уже обусловленную новыми социально-политическими и культурными веяниями. Соответственно, главный персонаж этой драматической сказки ищет путь к светлому будущему для своего народа. На этом пути он встречает многочисленные препятствия, ломает тернии, оставляет за собой кровавые следы, которые прорастают цветами мака. Он готов даже вынуть сердце из груди, чтобы прокладывать путь: “Я поведу вас, я пойду первый. Вы возьмете колья, а я раскрою грудь и свободными руками колючие тернии буду разворачивать” [2, с. 208].

Здесь следует вспомнить легенду о знаменитого Данко, который собственным сердцем осветил людям путь (тем более что раннее творчество М. Горького, который презентовал образ Данко в русской литературе, на данном этапе нередко толкуют как неоромантическое).

У М. Горького легенда о Данко также воплощена в сказке. "...Тоже старая сказка..." [1, с. 91] говорит Изергиль. Имеем схожие мотивы: люди вынуждены выбирать между жизнью в глубине лесов, где болота и тьма, и дорогой к свету. Данко ведет людей к тому свету: "все дружно пошли за ним, верили в него" [1, с. 94]. Однако тяжелая дорога приносит трудности, и люди начинают винить в своих бедах Данко. Автор дает прямое объяснение этому: "Это был тяжелый путь, и люди, уставшие в нем, отчаялись. Но им стыдно было признаваться в бессилии, и вот они злостно и гневно набросились на Данко, Человека, который шел впереди. И стали они упрекать его неумением управлять ими, вот так!" [1, с. 94]. Данко, как типичный романтический герой, способен к самопожертвованию во имя высокой цели: он разрывает себе грудь и вынимает сердце, которое освещает путь.

Люди, выйдя из леса, не заметили смерти своего предводителя, как не заметили и его жертвы, и лишь "один осторожный человек заметил это и, боясь чего-то, наступил на гордое сердце ногой... И вот оно, рассыпавшись искорками, угасло..." [1, с. 96].

Герой О. Олеся также надеется вывести свое окружение “к светлой цели”. По его мнению, никто не мог найти этой тропы, потому что не имел конкретных целей: “Заблестела нам цель в тумане. С целью жить не то, что без цели. Цель снимает с плеч большую тяжесть и крылья нам легкие дает. Слепые с целью идут, как зрячие” [2, с. 16]. Его цель светлая Сказка, где “живут крылатые люди” (и опять тот же порыв “в небесную голубизну!”). “В Сказке все крылатые”, говорят между собой герои О. Олеся, тем самым подчеркивая (наверное, бессознательно), что, достигнув цели (т.е. попав в Сказку), они станут другими, высшими людьми. Это еще одна дань романтической традиции, для которой характерна была концепция сильной личности и мечта о новой личности. В модернизме проблема новой личности имеет много измерений: социальных, культурологических, даже мистических. Мы выделим только два измерения, важнейшие и полярные. С одной стороны, это новые люди, которые творят революцию, в социологических учениях новый класс, пролетариат, а с другой стороны это концепция высшей личности, сверхчеловека, вдохновленная творчеством Ф. Ницше. Первый тип предусматривал групповое преобразование, а второй индивидуальный рост человека в сверхчеловека. У А. Олеся, как видим, преобладает второй тип нового человека.

С того момента, как народ поверил в героя, его уже не оскорбляют, не вспоминают прежние прозвища, а гордо величают пророком, королем, человеком, с которым “Бог говорит” (мотив избранности героя, опять-таки характерный для романтиков). О нем даже придумывают легенды, моментально забыв о том, как когда-то смеялись над его порывами.

Важным в художественном мире драмы О. Олеся является то, что судьба главного героя трагична: Он отчаялся в собственных силах, на мгновение потерял веру в то, что приведет людей к Сказке. Конечно, те не могли уже воспринимать такого вождя. Толпа бросает его на произвол судьбы, ранив камнями (тоже характерен и символический мотив избиения камнями, прямо ассоциирующийся со сценами из Нового Завета). И перед смертью Он видит мальчика, прибежавшего на минутку из Сказки, которая оказывается уже рядом. Герой умирает, не дождавшись осуществления своей мечты.

Похожий мотив встречаем в поэме Ивана Франко “Моисей”. Главный герой этого произведения также умирает, не дойдя до той “земли обетованной”, которую искал 40 лет. Это его кара за временное разочарование в себе, в собственных силах и, более всего, в воле Божьей: "А що ти усумнивсь на момент / Щодо волі моєї, / То, побачивши сю вітчину, / Сам не вступиш до неї…[2]" [3, с. 261-262]. Нетрудно заметить, что мотив противостояния героя и массы (и уже вожака и массы) вообще присущ украинской литературе.

В контексте приведенных размышлений романтический герой Александра Олеся в драматическом этюде "По дороге в Сказку" очень многими чертами и характеристиками связан с собственно романтической традицией XIX века. Во-первых, он одинок, его фигура противопоставлена общей массе, а иногда даже его ближайшему окружению. Во-вторых, это герой высоко положительный, в нем соединились две основополагающие черты: с одной стороны, это общеевропейская неоромантическая тенденция самопожертвования ради людей (типологически близкая к образу Данко у Максима Горького), а с другой стороны, это собственно украинская франковская традиция, воплощенная в "Моисее", которая символизирует долгий путь блужданий в поисках лучшей судьбы для своего народа. В таком ракурсе проблемы в центральном образе драматического этюда "По дороге в Сказку" сочетаются черты неоромантического горьковского Данко и символического Моисея Франко. В-третьих, центральная фигура драмы А. Олеся является героем, в котором обобщение достигает наибольшей концентрации – это Он, без конкретного имени, конкретной биографии, конкретной собственной истории. И даже когда автор хочет определенные аспекты конкретизировать, он обращается к обобщенной символике.

 

Список литературы:

  1.   Горький М. Старуха Изергиль./ Максим Горький. // Горький М. Полное собрание сочинений. Худож. произведения.– М. : Наука, 1968. –В 25 т.– Т. 1– С. 76-96.
  2.    Олесь О. По дорозі в Казку. / Олександр Олесь. // О. Олесь. Твори : В 2 т. – К. : Вид. худ. літ. «Дніпро», 1990. – Т.2 : Драматичні твори. Проза. Переклади. – 1990. – С. 6-29.
  3.    Франко І. Зібр. творів : У 50 т. / Іван Франко.– К.: Наук. думка, 1981. – Т. 5: Поезія. – 1981.– 382 с.


[1] Перевод с украинского здесь и далее наш. – Н.М.

 

[2] Стихотворное произведение цитируем на языке оригинала. – Н.М.

Предстоящие заочные международные научно-практические конференции
A-415
Направления: все научные дисциплины
Прием материалов 31 декабря 2017 г
P-116
Направления: педагогика,психология,культурология
Прием материалов 24 декабря 2017 г.
E-415
Направления: экономика,социология
Прием материалов 24 декабря 2017 г.