+7 989 669 15 15



ЯЗЫКОВЫЕ СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ МИСТИКИ В ПРОИЗВЕДЕНИИ «ПРОДЕЛКИ ВЕДЬМЫ» А. АТЕЕВА




Ефимова Ксения Викторовна

студентка, 2 курс, Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова, г. Магнитогорск.

Статья знакомит читателей с лингвистическим анализом произведения «Проделки ведьмы» магнитогорского автора Алексея Атеева и позволяет сформировать у них представления об особенностях языка писателя. В статье также дана краткая характеристика жанра мистической литературы. Теоретические понятия раскрываются на конкретном материале. Статья может быть интересна широким массам читателей, желающим расширить свой кругозор и узнать о творчестве Алексея Атеева.

Ключевые слова: Ключевые слова: мистика,Атеев,лингвистический анализ.




Библиографическое описание: Библиографическое описание:


Литературное произведение, выбранное мной для исследования, относится к жанру мистики. И чтобы дать полноценную характеристику языка автора, следует определить, что такое мистическая литература и каков уровень её развития на сегодняшний момент в России.

Мистическая литература – это жанр, который описывает сверхъестественные явления или события, будит воображение. Обязательно присутствие мифологических и фольклорных персонажей – мертвецов, привидений, колдунов, оборотней. Будоражащие ужасом наше сознание сцены, которыми наполнена мистика, рождают чувство страха у читателя и делают его внутренний мир более наполненным. Сильный испуг – страх неведомого – сильное человеческое чувство, поэтому интерес к жанру мистики не угасает.

Российские читатели с мистикой познакомились относительно недавно, в связи с идеологией СССР этот жанр практически не развивался. Однако Алексей Атеев своеобразно и необычно применил оригинальные приемы построения текста мистического романа. Порой в его произведении можно увидеть простую картину повседневной реальности, нарисованную в форме гротеска.

В произведениях, где доминирует тема страха, мир реальный тесно переплетается с миром потусторонним. Мир, в котором есть нечто загадочное, неведомое, таинственное, кажется захватывающим, даже если потусторонние силы опасны. Читатель отчетливо представляет, что мир произведения – это вымысел. И все же, как бы практичны и скептичны мы ни были, все равно у нас остается интерес к тому, что нельзя объяснить с точки зрения здравого смысла.

Жанр «Девятой жизни нечисти» определяется как бытовая мистика. Книга рассказывает о вторжении сверхъестественного в повседневную жизнь самых обычных людей.

В рассказе, описывая переживания героини Лены через призму мистики, используя загадочный ритуал как художественный прием, писатель очень образно подводит читателя к пониманию того, что только вера в магию может защитить человека от мистических проявлений. Героиня рассказа Леночка не подготовлена к таким событиям и относится к потустороннему с определенным трепетом. Наивысшей ценностью для героини Лены в конце рассказа становится возможность возврата к жизни среднестатистического человека.

Текст «Девятая жизнь нечисти» состоит из объединенных, но тематически отделенных фрагментов, каждый из которых является и композиционной единицей произведения, и коммуникативно-смысловой частью целого. Сквозные образы произведения – мифические существа, такие как ведьма, духи, привидения, лешие – регулярно появляются при переходе от одной композиционной части к другой. Также части сборника связаны между собой нитью рассказов и их обсуждения компанией знакомых, отдыхающих на даче. Членение текста контекстно-вариативное, в котором различают речь повествователя и «чужую» речь – речь персонажей.

Язык писателя неоднороден и интересен.

Сборник Атеева «Девятая жизнь нечисти» начинается с описания времяпрепровождения веселой компании зимним вечером. Окутанная тайной атмосфера захватывает читателя уже с первых страниц («Снег, как саван…», «голубая струйка пламени, словно ящерка»)[1]. Далее следует полемика о существовании сверхъестественного (Все дело в коллективном бессознательном, демоны – плод угнетенного сознания древних людей, город – не место для чудес), и дама рассказывает от 3 лица историю о провинциальном городе и происшествиях с ведьмой ( рассказ «Проделки ведьмы»).

Эпиграф, представляющий собой отрывок из текста Николая Носова «Приключения Незнайки и его друзей», говорит, что автор призывает поверить в невероятную историю, т.е. формирует восприятие читателя.

Многие выражения подсказывают читателю, что это сказка, например: жила-поживала, поклюет снеди, явится пред светлые очи, опустила очи долу, разверзло уста, во все лопатки помчаться, не съем я тебя, лекарство от бледной немочи, добрый молодец, упаси тебя нездешняя сила, суженый-ряженый, звать-величать.

Особую атмосферу сопоставления настоящего обыденного и непонятного мистического создают устаревшие выражения: впархивает, старушня коптит небо, постенала, мракобесие, невинная дева, отдохновение, химическая чертовщина, голубиная душа, миг первого соития, средневековая галиматья, вонька, девство.

Яркий образ героини Елены, её невинности и неосведомленности показывает экспрессивная лексика уменьшительно-ласкательных слов: годков, головка, ротик, глазки, конфетки, бутылочка винца, девичья кроватка, авантюрная жилка, фактик, мыслишки. В изображении образа центрального героя предпочтение отдается подчеркнуто-наглядным, часто повторяющимся деталям внешнего портрета. Они обладают символико-знаковой емкостью, например: полуоткрытый ротик Леночки является символическим выражением её наивности. При этом мы отмечаем, что образная насыщенность детали позволяет выйти на индивидуально-авторский уровень художественного воплощения текста.

После действия магических сил героиня уже не чувствует себя такой невинной девой, осознает свои изменения, что показано противопоставлениями: любимый «Незнайка» – разнузданная сцена, девичья кроватка – сексодром, квартирка – однокомнатные хоромы. Лена, преодолевая испуг и неверие в этой борьбе, обретает себя.

Отличительной особенностью языка А. Атеева является сочетание высокопарных выражений вместе с жаргонной лексикой, например: идиллическая скромность – циничная развязность, домишко – палаццо, загребущие лапищи – холеные руки, целка – невинная дева, зажал и пощупал – первое соитие, шелудивые морды – миленькое личико, киснет – пропадает человек, угнали «тачку» – представительный автомобиль, мадамка – матрона, колхоз – интеллигенция.

Важнейшие средства создания атмосферы произведения – повторы слов (скука, одним словом…скука и тоска!; побежишь, ещё как побежишь!) и смысловые повторы (стакан весьма сомнительной чистоты, донельзя замызганная клеенка).

Словесные образы в художественном тексте отображают ту или иную картину мира. Образные средства в этом случае прежде всего выполняют изобразительную функцию, служат для визуализации повествования, создают художественную реальность в богатстве красок. Например, перифразы (страна апельсинов и тореадоров, «траур» под ногтями, царство Морфея) и сравнения (вопрос долбил клювом (как дятел), один «аршин» (в смысле, алкоголь) в жизни и остался, дом ведьмы сравнивается с Альгамброй).

В прозе Атеева обращения последовательно выступают как важное характерологическое средство, включаются в систему сопоставлений и противопоставлений, организующих художественный текст на разных его уровнях. В тексте они образуют семантические оппозиции: дитя малое – мистическая женщина, старушонка с паучьими лапками; нахалка – мышка, милочка – ведьма.

Героини противопоставлены и посредством образных средств. Противопоставление это, однако, носит особый характер: в сравнение вступают не сами обращения, а смыслы, заложенные непосредственно в них: голуба – ангелица – мышка, скрюченная старушонка с паучьими лапками – прорицательница с холеными руками, ворожея – ведьма, таинственная женщина – тетка.

Обращения не только определяют существенные особенности характеров героев, но и отражают основные сюжетные линии произведения, устанавливают связи между разными образами и ситуациями.

Сравнения, используемые для образной характеристики Лены, носят подчеркнуто невинный характер, ср.: голубиная душа, молодица, маленькая библиотекарша.

Язык Алексея Атеева самобытен, ярок и экспрессивен. Автор рассказа «Проделки ведьмы» использует для полного раскрытия потустороннего мира выразительные средства языка, такие как сравнения, противопоставления, перифразы, помогающие создать таинственную атмосферу действия. Оригинальный язык Алексея Григорьевича позволяет выделить его творчество из многообразия литературных произведений и занять особое место среди писателей – мистиков.

 

Список литературы:

1.        Атеев А.Г. Девятая жизнь начисти: – изд. «Эксмо», Серия «Русская мистика», Москва, 2004 г., 480 с.

2.        Николина Н.А. Филологический анализ текста: Учебное пособие для студ. высш. учеб.заведений. М., 2003

3.        Т. Суворова. «О, эта мистика...» Уральский следопыт № 4 '2000

4.        Тлеупова А. М. Художественное своеобразие произведений С. Кинга // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы международной научной конференции (г. Москва, май 2012 г.). — М.: Ваш полиграфический партнер, 2012. — С. 45-47.

 

 

Предстоящие заочные международные научно-практические конференции
XVI Международная научно-практическая конференция «Перспективы развития научных исследований в 21 веке»
XVI Международная научно-практическая конференция «Перспективы развития научных исследований в 21 веке»
XVI Международная научно-практическая конференция «Современные проблемы социально-экономического развития»
XVI Международная научно-практическая конференция «Современные проблемы социально-экономического развития»
XVI Международная научно-практическая конференция «Педагогика и психология в контексте современных исследований проблем развития личности»
XVI Международная научно-практическая конференция «Педагогика и психология в контексте современных исследований проблем развития личности»